Previous Entry Share Next Entry
Подсознание
И
metanymous wrote in metapractice
Никак не обойтись без отдельного моделирования подсознания. В опенмете начинали, продолжаем в метапрактике. Ниже скопировал замечательное наблюдение из практики жизни:

В отсутствии русской клавиатуры приходится печатать вслепую. Заметил интересную особенность - мозг не запоминает положение отдельных букв - запоминается только последовательность действий для получения нужного слова. Т.е. или слово набирается за секунду, или оно не набирается вообще - причем очень важна стартовая точка, т.е. клавиша, нажатая первой. Интересная иллюстрация тому, насколько неабстрактным является подсознание - оно всегда оперирует готовыми паттернами действий, а не скрытыми концепциями или шаблонами "значений". Таким образом видна его изначальная животная природа - т.е. человек не имеет скрытого механизма размышлений, но вместо этого он имеет скрытый потенциал немедленных (instant) действий. http://goodween.livejournal.com/680349.html?view=5878173#t5878173

  • 1
Без сомнения, у человека число независимых стимулов чрезвычайно велико, и очень многие из них могут быть сведены к филогенетически* возникшим программам поведения — "инстинктам". Прежде я называл человека "существом с редуцированными инстинктами", но это описание ошибочно. Справедливо, правда, — как убедительно показал на хищниках из семейства кошачьих П. Лейхаузен — что длинные, замкнутые в себе цепн врожденных способов поведения могут "разрываться" в ходе филогенетического развития способности к обучению и пониманию в том смысле, что утрачиваются облигатные* связи между частями этих цепей, так что каждая из них может быть независимо использована действующим субъектом. Однако одновременно, как установил тот же Лейхаузен, каждая из этих доступных для использования частей превращается в автономный стимул, а именно возникает отвечающее этому стимулу аппетентное поведение*, направленное к его проявлению. У человека, несомненно, отсутствуют длинные цепи облигатно связанных друг с другом инстинктивных движений, но, насколько мы вправе экстраполировать на него результаты, полученные на высокоразвитых млекопитающих, можно предполагать, что подлинно инстинктивных стимулов у него не меньше, а больше, чем у любого животного.

http://npvr.chat.ru/lorenz/8grehov/frame_lorenz_8grehov.htm

Смотреть это не значить видеть, теоретики блин

У человека, несомненно, отсутствуют длинные цепи облигатно связанных друг с другом инстинктивных движений,

У человека и у кого еще все эти длинные цепи на месте и никуда не делись. Но они становятся теневыми паттернами поведения. А вот, теневые паттерны надо уметь отследить. Т.е. архитектура усложнения поведения идет по типу надстройки на неизменные основания.

I have finally became able to verbalise this in a slightly academic tone:

The impact of preference for knowledge that is suitable for processing by the left hemisphere is one of the most important issues underlying development and utilisation of management knowledge. Our schooling, culture and theoretical tools train us in ‘left hemisphere thinking’ and stimulate the left-hemispheric processing of information and its dominance.

What most of ‘research’ does is explication of ‘what is known to the right hemisphere’ as intuition, wisdom, implicit knowledge and alike structures into a language and logical form that is suitable to be processed by the left hemisphere. The explication mode certainly has its value, because knowledge becomes easy to disseminate, comprehend and recombine. Explication is not the same as the creation mode, which is associated with changes in deep structure of knowledge. These two acts of thinking should be distinguished.

The problem with the functioning of the left hemisphere is that it is arguably the most dissociated and de-contextualised part of a brain and entire body. Dissociation comes at a cost: people do not notice impact they make and lose control over their own preferences and subsequent decisions - cognitive dissonance appears and one hand doesn't know what the other does...

http://dvv7.blogspot.com/


3. Бессознательный ум

К сожалению, большая часть из всего, что Эриксон наблюдал и знал о функционировании человека, было сжато им до стенографически кратких замечаний о сознании и бессознательном. Несмотря на его частые заявления о том, что подобное разделение человеческой природы на сознательный и бессознательный уровень функционирования является всего лишь “концептуальным убеждением”, оно может иногда приводить к чрезмерному упрощению, вызывающему замешательство и недоразумения.

Термин “бессознательное” не только содержит в себе множество нежелательных и неточных сопутствующих значений, связанных с различными психологическими теориями, но и сама двойственность понятия “сознание-бессознательное” оказывается недостаточной для адекватного понимания эриксоновского восприятия человеческой личности.

Так, например, термин “бессознательное” автоматически или полуавтоматически вызывает у большинства из нас ассоциации с идеями Фрейда и Юнга, которые вообще не имеют никакого отношения к представлениям Эриксона. И даже когда такие традиционные теоретические ассоциации преодолеваются, остаются проблемы с присущим этим теориям мистическим представлениям о всезнающем, никогда не ошибающемся бессознательном. Представлением, раздуваемым то ли с помощью игры ума, то ли с помощью наркотических веществ.

Как станет понятно из материала, изложенного в настоящей главе, ни один из таких вариантов использования термина “бессознательное” не имеет отношения к тому, что вкладывал в данное понятие сам Эриксон. Все это не означает, что Эриксон не осознавал возможность возникновения таких теоретических недоразумений. Ранее он иногда использовал термин “подсознательное”, а термин “бессознательное” намеренно брал в кавычки, подчеркивая, что его не следует понимать буквально. Позднее он вместо выражения “различные уровни осознавания” стал говорить о “потенциальных возможностях индивида” либо “полезных нереализованных знаниях о самом себе”. Но обычно он использовал термин “бессознательное” без какого-то специфического подтекста, хотя следует еще раз подчеркнуть: значение, вкладываемое им в данный термин, полностью отличалось от того, которое вкладывается в него другими авторами. Действительное понимание эриксоновского значения термина “бессознательное” требует принятия его понимания природы человека без каких-либо собственных толкований.

Неадекватное употребление термина “бессознательное” является препятствием для понимания тех фундаментальных идей, на которых основывается эриксоновский подход. Как уже отмечалось ранее, противопоставление сознания и бессознательного само по себе уже может служить источником замешательства.

Такое противопоставление часто приводит к сомнительному в данном случае использованию подхода, предполагающего противопоставление правого и левого полушарий мозга (подобное противопоставление действительно можно применить почти ко всем двойственным проявлениям человеческого поведения), что будет лишь мешать пониманию той сложности поведения, которую наблюдал Эриксон. Для него было очевидным существование многих уровней осознавания и переработки информации на основе различных сознательных и бессознательных предпосылок. Поэтому следует старательно избегать смешивания “теоретических представлений” с действительно точным описанием реальности. Проводя свои наблюдения, Эриксон смог увидеть в людях гораздо большее количество различных сторон, чем предполагает двойственный подход.

Предваряя этим предисловием приводимые далее высказывания самого Эриксона, которые продемонстрируют читателю большое количество возможных классификаций, попытаемся подвести итог нашего обзора значения термина “бессознательное” у Милтона Эриксона.

Хейвенс Р. Х 92 Мудрость Милтона Эриксона/Пер. с англ. А.С. Ригина. — М.: Независимая фирма “Класс”, 1999. — 400 с. — (Библиотека психологии и психотерапии). ISBN 5-86375-109-6 (РФ)

Реальность бессознательного

Важно отметить, что когда Эриксон говорил о бессознательном уме, он подразумевал совершенно реальный и наблюдаемый феномен. Он использовал данный термин не как метафору и не как некую чисто теоретическую конструкцию, считая, что люди действительно обладают бессознательным умом, бессознательным уровнем восприятия и поведения, так же, как они имеют руки и ноги. Бессознательное, согласно Эриксону, является необходимым, наблюдаемым и весьма реальным компонентом человеческой личности.

Отдельные возможности бессознательного

Бессознательное не только реально. Оно принципиально отличается от сознательного ума, сосуществуя с ним, как сосуществуют отдельные и взаимоисключающие процессы осознавания, обучения и реагирования. Деятельность бессознательного протекает параллельно деятельности сознательного ума, хотя каждая из этих систем может оказывать влияние друг на друга.

Бессознательное воспринимает вещи, которые игнорируются сознательным умом. Бессознательный ум может думать об одних вещах, в то время как сознательный ум — о чем-то совершенно ином. Бессознательное имеет свои собственные интересы, воспоминания и свой способ понимания. Оно контролирует физическое функционирование тела, в то время как сознательный ум не будет участвовать в этом, в результате чего бессознательный ум проявляет себя в контактах с другими людьми и выражает идеи, находящиеся за пределами диапазона сознательного восприятия.

Обычно, хотя и не всегда, процессы бессознательного и его деятельность совпадают с желаниями и действиями сознательного ума. Однако при определенных обстоятельствах бессознательный ум функционирует более-менее автономным образом, выражая свои собственные желания и формы восприятия, не зависящие от сознательного отношения.

Как уже отмечалось ранее, одним из основных результатов наблюдений Эриксона за самим собой и за другими служило признание того факта, что люди на самом деле знают, делают и воспринимают гораздо больше, чем осознают. Они имеют большое количество интеллектуальных, поведенческих и физиологических возможностей, о которых даже не подозревают. Наблюдения, проводившиеся на протяжении всей жизни, привели Эриксона к выводу, что все люди обладают обширным запасом накопленного эмпирическим путем научения, которое не осознают; обладают способностями, потенциальными возможностями и знаниями, которые не используют либо игнорируют; и, кроме того, они вовлечены в общение, которое также часто не осознается. Поскольку все это существует за пределами диапазона обычного осознавания, то вполне естественно давать всему этому название “бессознательное”, а той отдельной системе, в которой все это существует — “бессознательный ум”. Таким образом, по самому определению, бессознательное оказывается всеми теми элементами нашего функционирования, которым по той или иной причине мы либо не уделяем внимания, либо не осознаем.

Таким образом, отделенность сознательного от бессознательного и признание реальности бессознательного действительно можно наблюдать в различных его проявлениях. Подобно свету и тьме, бессознательное и сознательное являют противоположность друг другу, хотя, с точки зрения Эриксона, такая двойственность света и тьмы приобретает обратный смысл, поскольку символом бессознательного для Эриксона является скорее свет, чем тьма. Вне зависимости от того, какое сравнение мы используем, сознательное принятие лишь части воспринимаемой информации (а обычно это так и происходит) оставляет многое непонятным. Действительное объяснение состоит в признании существования бессознательного, что оказывается очевидным с точки зрения как логики, так и непосредственных наблюдений.

Бессознательное — хранилище информации

Поскольку главная цель Эриксона при использовании гипноза и других форм психотерапии состояла в том, чтобы помочь другим людям научиться применять свои неосознаваемые потенциальные возможности для разрешения их проблем, а также чтобы реагировать на данные проблемы по-новому, более свободно, он неоднократно подчеркивал, что бессознательное является резервуаром неведомого нам знания, полученного на основе опыта, приобретенного в процессе обучения. Эта сторона бессознательного представляла для Эриксона особый психотерапевтический интерес, и он почти неизменно описывал бессознательное именно таким образом.

На Эриксона всегда производило большое впечатление то, как много люди знают, не осознавая в то же время своего знания. Часть этих знаний представляет собой психологическую, эмоциональную или физическую информацию, первоначально усвоенную сознательно и намеренно, но потом выпавшую из сферы сознательного ума. Прекрасным примером является сложное обучение, которое необходимо, чтобы научиться ходить. Большинство взрослых уже не помнят об этом, несмотря на то, что продолжают использовать прежние навыки и полагаться на них. Другие виды обучения также могут происходить без их осознавания и без намеренной цели. Люди учатся и используют результаты обучения, не осознавая этого, поскольку бессознательное является отдельной, параллельной системой восприятия и переработки информации.

И, наконец, бессознательное обучение может вообще не использоваться. Несмотря на то, что значительная часть человеческого поведения имеет бессознательный или автоматический характер, а большая часть из того, что мы делаем сознательно и намеренно, зависит от использования бессознательного обучения, многое из того, чему мы научились и что знаем, никогда не применяется и не используется нами по причине нашей негибкости или сознательного вытеснения.

Таким образом, бессознательный ум и бессознательный уровень восприятия оказывается обширным хранилищем неиспользованных воспоминаний и навыков, приобретенных в процессе научения — хранилищем основной информации, необходимой при гипнозе и психотерапии. Бессознательное знает, в чем состоит проблема, каков источник данной проблемы и как можно от нее освободиться. Поэтому потенциальные возможности бессознательного во многих отношениях могут быть весьма полезными.

Неведомые возможности бессознательного

Каждый нормальный индивид приходит в этот мир с биофизической и нервной системой, способной воспринимать, думать и реагировать множеством различных способов. Как уже обсуждалось в предыдущих главах, в процессе роста и развития только лишь небольшая часть этих потенциальных паттернов восприятия, понимания и реагирования становится проявленной в сознательном уме. Остальная часть остается скрытой, не используемой и, как правило, недоступной. Множество ограничений в отношениях и убеждениях, в установках, понимании и восприятии, в соматических и физических реакциях, а также в эмоциях находятся за пределами обычного сознания и передаются в сферу бессознательного.

Все проявления ответных реакций, возникающих во время гипнотического транса, основаны на способностях, обычно исключенных из сферы сознания. Субъект, хорошо поддающийся гипнозу, — это человек, научившийся принимать и использовать бессознательные способности. Гипноз не создает ничего нового, чего бы не было у индивида раньше, — он просто дает людям возможность использовать свои неосознаваемые возможности. Большая часть скрытых, бессознательных возможностей при нормальном течении событий используется то в одной, то в другой форме, но их проявления просто не замечаются. Такие явления, как потеря памяти, анестезия, автоматические движения и даже галлюцинации, встречаются у людей не так уж редко, но сознательный ум игнорирует эти явления или пытается воспринимать их как ординарные, не учитывая и не признавая все те скрытые возможности, которые должны были бы лежать в основе подобных явлений. А гипноз просто выносит скрытые возможности на поверхность и непосредственно использует их.

Бессознательное опережает сознательный ум в способности восприятия, в эмоциях, в ответных реакциях и даже в попытках теоретических объяснений. Оно содержит в себе все, что сознательный ум упустил, проигнорировал или отверг, плюс все то, что есть в сознательном уме. Бессознательное имеет доступ почти ко всему, что содержится в сознательном уме, имея возможность использовать все это, в то время как сознательный ум обычно ограждает себя от содержания бессознательного и его потенциальных возможностей.

Бессознательное замечательно

Если учесть все приведенные выше качества, которыми обладает бессознательное в отличие от сознательного ума, то нет ничего удивительного в том, что Эриксон на основании своих наблюдений считал бессознательное “...более быстрым, ловким и мудрым”, чем сознательный ум. Оно имеет доступ ко всей той информации, что и сознательный ум, но в то же время анализирует и воспринимает информацию без искажающего влияния таких факторов, как предубеждения, ожидания или чувство собственной значимости. В этом смысле оно представляет своего рода внутренний интеллектуальный потенциал каждого индивида, при использовании которого человек сможет функционировать с максимальным использованием своих возможностей.

Необходимо отметить: несмотря на всю свою замечательность, бессознательное не является непогрешимым. Иногда оно делает ошибочные или нелогичные выводы. Кроме того, оно не является чем-то сверхчеловеческим, подвержено естественным физиологическим ограничениям восприятия и не может знать того, что не было приобретено на основании опыта. И хотя оно может иногда казаться чем-то волшебным и чудесным, на самом деле это далеко не так. Оно является столь совершенным лишь в сравнении с тем, что мы обычно считаем нормальными человеческими способностями и возможностями.

Бессознательное прекрасно все осознает

Одним из наиболее значительных и в то же время парадоксальных аспектов бессознательного ума является то, что он не так уж бессознателен. На самом деле он чрезвычайно быстро воспринимает все происходящее и реагирует на него. Он бессознателен лишь в том смысле, что сознательный ум не помнит о его существовании, его деятельности и попытках войти в контакт с сознательным умом, а также о его влиянии на обычное мышление, восприятие и поведение. И название — “бессознательное” — связано скорее с нашим отношением к нему, чем с недостатком осознания с его стороны.

Эриксон часто отмечал: люди на бессознательном уровне осознают гораздо больше, чем на сознательном. Особенное большое значение имеет способность индивида лучше понимать на бессознательном уровне неосознаваемую деятельность и реакции других людей. При взаимодействии двух людей бессознательный ум каждого из них будет занят восприятием неосознаваемой деятельности другого. При этом ни один из них этого не осознает.

Здесь проявляется своего рода тайный, скрытый уровень общения, оказывающий на взаимоотношения людей не меньшее влияние, чем сознательный уровень общения. Понятно, что всякий человек, желающий стать психотерапевтом, должен сделать все возможное, чтобы осознать и использовать эти способности бессознательного для расшифровки неосознаваемых форм общения у других. Необходимо понимать, что их собственное бессознательное вступает в контакт с бессознательным пациента. Такой контакт может иметь чрезвычайно большое влияние на ход психотерапевтического процесса, и за ним необходимо очень тщательно наблюдать.

Бессознательное воспринимает и реагирует буквально

Понятийные системы, категоризация в процессе восприятия, искажения, оценки и ожидания — все это связано со сферой сознательного ума. Бессознательный уровень восприятия и мышления, как правило, характеризуется отсутствием данных влияний. Вследствие этого бессознательное обычно связано с более объективным и менее искаженным восприятием реальности, чем происходящее на уровне сознательного ума.

Эриксон описывал бессознательное восприятие и познание реальности как непосредственное, неискаженное и буквальное. Бессознательное воспринимает реальность не путем сложных объяснений, а на основе простых и конкретных форм опыта. Оно не искажает и не фильтрует воспринимаемую информацию, пытаясь втиснуть ее в свои рамки, по той причине, что у бессознательного таких рамок просто нет. Бессознательное не ограничено и не стеснено каким-либо специфическим контекстом и по этой причине может реагировать на события без тех ограничений, которые обычно обусловлены контекстом происходящего. Оно просто воспринимает информацию, перерабатывает ее и реагирует на то, что есть непосредственным и буквальным образом.

Таким образом, его формы восприятия, понимания и реагирования напоминают ребенка, еще не усвоившего жесткие правила, оценки, искажения и “фильтры” восприятия, присущие взрослому. Оно не “прочитывает смысл” высказывания или события, а просто реагирует буквальным образом, учитывающим многие из возможных вариантов контекста. Обычно оно не навязывает контекста, хотя может позволить событию определить контекст, или принимает контекст, предложенный психотерапевтом. Для бессознательного доступны все точки зрения и любые перспективы, хотя в целом бессознательное воспринимает все более простым, непосредственным и буквальным образом, и таковы же его реакции на события.

Как ни парадоксально, буквальное восприятие, осуществляемое на бессознательном уровне, вероятнее всего и оказывается ответственным за способность бессознательного понимать и использовать сложные метафоры, игру слов, аналогии и любой символизм таким образом, который оказывается чрезвычайно творческим для нашего ограниченного жесткими рамками интеллекта. Может показаться нелогичным, что такое буквальное восприятие приведет к творческому результату, но мы лишь еще раз подчеркнем, что буквальность означает отсутствие ограниченности контекстуально определяемым смыслом.

Бессознательное напоминает ум ребенка

Не секрет, что дети в большей мере пребывают в контакте с бессознательным умом и могут использовать его лучше, чем взрослые. Сознательный ум у детей еще не полностью отделен от бессознательного и не так жестко структурирован, как у взрослых. По этой причине дети продолжают использовать бессознательный уровень буквального восприятия и обучения. Так, сам их стиль поведения демонстрирует основной характер бессознательного: оно подобно восприятию ребенка.

Эриксон неоднократно отмечал, что дети гораздо более наблюдательны и отзывчивы на процессы бессознательного, чем взрослые. Он отмечал и то, что дети более восприимчивы к гипнозу, и это его наблюдение не раз подтверждалось эмпирическими исследованиями.

Бессознательное — источник эмоций

Эмоции, вспыхивающие в сознании, часто бывают непрошенными, нежелательными и непонятными. Обычно эмоции приходят из бессознательного как проявление психофизиологической экспрессии, являясь отражением бессознательных чувств и реакций на ситуацию, имеющую отношение к данному человеку. Эмоции нелогичны, нерациональны и несознательны, но они — естественная и потенциально полезная форма общения на уровне бессознательного. Они показывают нам, каковы наши чувства в отношении тех или иных вещей, даже если мы не осознаем этих чувств.

Бессознательное универсально

На основе наблюдений случаев расщепления личности, поведения загипнотизированных субъектов, а также сходства ритуалов и верований у различных культур Эриксон пришел к выводу, что бессознательное — это совокупность определенных процессов, совершенно одинаковых у разных индивидов. Так, например, на него произвело большое впечатление сходство рисунков психотиков, живших в разные века и принадлежавших к различным культурами.

Несмотря на то, что предположение об универсальности бессознательного не так легко проверить непосредственными наблюдениями, явное сходство его проявлений у различных индивидов стало важным фактором в формировании у Эриксона общего понимания человеческой природы. Бессознательное не знает национальных, культурных или исторических границ; оно проявляет себя прямо, используя формы мышления, которые понятны бессознательному другого человека гораздо лучше, чем это могло бы быть на уровне сознательного ума. Конечно, чем более похож жизненный опыт двух людей, тем более это верно. Однако у любых двух людей, живущих в этом мире, достаточно сходного опыта для того, чтобы это было верным.

Бессознательное отражает тот факт, что все люди прежде всего являются просто человеческими существами с одинаковыми нейрофизиологическими возможностями и присущей им тенденцией обучаться, воспринимать и реагировать определенным образом. Во многих случаях комментарии Эриксона, относящиеся к бессознательному, можно считать описанием основной природы человека со свойственными ей способностями и тенденциями реагирования. Данное описание по своему подходу нельзя назвать ни психоаналитическим, ни гуманистическим, ни бихевиористским — это просто объективное описание того, чем являются люди, что они делают и что могут делать ниже уровня их сознательных систем отсчета.

В содержании бессознательного должны быть и индивидуальные отличия, поскольку бессознательное каждого человека содержит в себе информацию и впечатления, отражающие уникальную историю переживаний и опыт данного индивида. Однако фундаментальная форма, структура или паттерн реагирования бессознательного каждого человека по сути очень сходны. Это связано с тем, что люди в своей основе одновременно и различаются, и во многом подобны.

Наблюдения Эриксона привели его к выводу, что люди действительно обладают бессознательным умом, существующим отдельно от ума сознательного.

Бессознательный ум воспринимает, мыслит и реагирует на окружающий мир буквальным и объективным образом в отличие от негибкого искаженного восприятия, свойственной уму сознательному.

Бессознательный ум знает те вещи, которые сознательный упускает, помня то, что сознательный ум позабыл.

Бессознательный ум несет ответственность за многие сложные виды деятельности, такие как ходьба, управление машиной, чтение и т.п. Он часто оказывает влияние на мышление, восприятие и поведение сознательного ума в виде интуитивных предчувствий, догадок, сновидений и эмоций.

Хотя бессознательный ум во многих отношениях подобен ребенку, в действительности он более мудр, чем сознательный, и содержит себе большое количество неосознанных потенциальных возможностей, часть которых незаметно используется в повседневной деятельности. Однако многие из этих возможностей остаются скрытыми и неиспользованными по причине ограничений и запретов сознательного ума.

И, наконец, бессознательное имеет универсальный характер. Вне зависимости от того, насколько люди отличаются друг от друга на сознательном уровне, они оказываются объединенными на уровне возможностей и качеств бессознательного ума. Культурные различия не могут помешать общению и понимании на уровне бессознательного ума.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account