Previous Entry Share Next Entry
Этюды моделирования (19) фантастика, хватающая с первой страницы
исполнитель (пианино)
eugzol wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/338884.html

Может быть пора начать изучать/моделировать первые страницы великих фантастов в их ранней стадии творчества, когда читатель еще не считал их великими.
Эти первые страницы будущих гениев фантастики содержат самое важное для развития дальнейшего успеха.
http://eugzol.livejournal.com/133252.html?thread=411524#t411524



  • 1
Мне кажется, что ключевой феномен: три реальности, которыми начинают играть писатели с первых слов. Дальше попробую разметить выбранные странички по этим реальностям.

Первая - это обыденная реальность - что-то, что мы встречаем или можем встретить часто, повседневно.

Вторая - необычная реальность - что-то, на что мы редко обращаем внимание или что сложно, маловероятное, но всё же возможно встретить в жизни.

Третья - фантастическая реальность - нечто совершенно невероятное.

Edited at 2012-12-16 05:23 am (UTC)

Р.Желязны “Формула Клипсис”
http://www.roger-zelazny.ru/catalog/64/2/#content

Когда Майк Мюррей вышел из трубы

городского шаттла, музыка наконец перестала звучать у него в ушах. Но он продолжал напевать всю дорогу до тетиного дома: «Ты меня достанешь снизу, я тебя достану сверху...». Попытавшись взять самую высокую ноту, он услышал знакомый хриплый рев. Подняв голову,

Майк увидел энергетический луч,

пронзающий небо, – это был корабль, преодолевавший земное притяжение и рвущийся в открытый космос.

Майк побежал за удаляющимся лучом,

стараясь увидеть всю машину в просветах между домами, пока она совсем не скрылась из глаз.

Корабль еще не набрал

световой скорости, но через несколько мгновений он поймает еще один энергетический луч от станции,

находящейся в ста километрах от побережья Флориды, и это станет последним

толчком

для выхода на орбиту. Конечно, это был грузовой корабль,

а не гоночный – о каком Майк мечтал.

Однажды он решил отправиться в космос.

Но... Ему оставалось еще два года до совершеннолетия, и надо было закончить школу, и... Ах, стоит ли сейчас вообще об этом думать? Тоскливо вздыхая, он полез в карман за пакетиком драже, раскусил сладкую глазурь, похрустел орехом и зашагал дальше. В полутора кварталах от дома, свернув за угол в конце улицы, он понял – чтото не так. Перед дверью теткиного дома висел

блип-бол – парящий шар голубоватого света,

яркого даже в лучах полуденного солнца. Полицейские. Что им нужно у тетиного дома? Майк остановился и застонал. Опять он что-то натворил? Нет, он не делал ничего такого... во всяком случае, в последнее время.
У него возникло неприятное предчувствие. Майк сорвался с места еще до того, как чтолибо понял. Нога сами несли его. Он покрыл остававшееся до дома расстояние за полминуты, но этого было достаточно, чтобы полицейский вышел из дома


и исчез в блип-боле.

«Эй!» – закричал Майк, но коп уже скрылся.

Однако сверкающий шар

не погас – в доме еще оставались полицейские.
Подбегая к двери, Майк чуть не натолкнулся на выходящего из нее копа.
– Осторожней, сынок, – буркнул тот.
Майк уловил его дыхание и отвернулся. Полицейский был коренастым мужчиной, с черными густыми бровями, от него сильно несло чесноком и луком. Майк, запинаясь, начал:
– Я... А что здесь собственно произошло?
– Помоему, это не твое дело. Зачем тебе знать?
– Я здесь живу. Где моя тетя?
– Твоя тетя? – проворчал полицейский. – Ты имеешь в виду леди, которая жила здесь? Миссис Куэйд? Ее увезли минут пятнадцать назад.
– Что? Куда увезли?
– В больницу, наверное. Спроси офицера Ньюмена. Он внутри. Полицейский остановил Майка, когда тот протискивался к двери[...]


Edited at 2012-12-16 05:25 am (UTC)

Г. Гаррисон “Звёздные похождения космические рейнджеров”
http://yiupyl.atspace.org/part1_0.html

– Джерри! Где тебя черти носят? – послышался из сарая голос Чака.

Синхрофазотрон нагрелся и рвется в бой!

– Я тоже рвусь в бой, – шепнул Джерри на ушко прекрасной Салли Гудфеллау.
Та демонстративно отвернула головку, и Джерри, воспользовавшись случаем, поцеловал ее в шею, в щеку, в подбородок. Следующий поцелуй пришелся бы в манящие алые губы, но Салли стукнула Джерри тыльной стороной ладони в волевой подбородок.
– Глупенький, – проворковала она, рывком высвобождаясь из коварных объятий, – тебе же отлично известно, что вы оба, Чак и ты, нравитесь мне одинаково.
Она тряхнула головой, отчего длинные светлые волосы рассыпались по плечам, и удалилась, а Джерри, потирая опухшую челюсть, проводил ее печальным взглядом.
– Джерри! – опять закричал Чак. – Поторопись,


аккумуляторы садятся.

– Иду, иду.
Войдя в сарай, Джерри плотно затворил дверь, задвинул засов и тщательно запер все три замка. Предосторожность не была излишней, ведь превращенный двумя приятелями


в лабораторию сарай

был битком набит

чудесными открытиями

и не запатентованными еще изобретениями,

за обладание которыми боссы крупных компаний и корпораций продали бы свои грязные души дьяволу.

Так уж вышло, что два приятеля, пока студенты непримечательного государственного колледжа в сонном городке Плисантвиль,

обладали самыми выдающимися умами во всей стране,

а может быть, и во всем мире.

Edited at 2012-12-16 05:26 am (UTC)

(офф: а можно тебя попросить переделать все ТРИ части твоего поста так, чтобы цветное выделение сделать ОТДЕЛЬНЫМИ АБЗАЦАМИ.)

Переделал. Так?

Edited at 2012-12-16 05:27 am (UTC)

Уточнение разметки

Первая - это
обыденная реальность - что-то, что мы встречаем или можем встретить часто, повседневно.

Вторая –
необычная реальность - что-то, на что мы редко обращаем внимание или что сложно, маловероятное, но всё же возможно встретить в жизни.

Третья –
фантастическая реальность - нечто совершенно невероятное.

Ф - Когда Майк Мюррей вышел из трубы городского шаттла,
О - музыка наконец перестала звучать у него в ушах. Но он продолжал напевать всю дорогу до тетиного дома: «Ты меня достанешь снизу, я тебя достану сверху...». Попытавшись взять самую высокую ноту, он услышал знакомый хриплый рев. Подняв голову,

Ф - Майк увидел энергетический луч, пронзающий небо,
Н - – это был корабль, преодолевавший земное притяжение и рвущийся в открытый космос.

Ф - Майк побежал за удаляющимся лучом,

О - стараясь увидеть всю машину в просветах между домами, пока она совсем не скрылась из глаз.

Н - Корабль еще не набрал

Ф - световой скорости, но через несколько мгновений он поймает еще один энергетический луч от станции,

О - находящейся в ста километрах от побережья Флориды, и это станет последним толчком

Н - для выхода на орбиту. Конечно, это был грузовой корабль,
Ф - а не гоночный – о каком Майк мечтал.

Н - Однажды он решил отправиться в космос.

О - Но... Ему оставалось еще два года до совершеннолетия, и надо было закончить школу, и... Ах, стоит ли сейчас вообще об этом думать? Тоскливо вздыхая, он полез в карман за пакетиком драже, раскусил сладкую глазурь, похрустел орехом и зашагал дальше. В полутора кварталах от дома, свернув за угол в конце улицы, он понял – что-то не так. Перед дверью теткиного дома висел

Ф - блип-бол – парящий шар голубоватого света,

О - яркого даже в лучах полуденного солнца. Полицейские. Что им нужно у тетиного дома? Майк остановился и застонал. Опять он что-то натворил? Нет, он не делал ничего такого... во всяком случае, в последнее время.
У него возникло неприятное предчувствие. Майк сорвался с места еще до того, как что-либо понял. Нога сами несли его. Он покрыл остававшееся до дома расстояние за полминуты, но этого было достаточно, чтобы полицейский вышел из дома

Ф - и исчез в блип-боле.

О - «Эй!» – закричал Майк, но коп уже скрылся.

Ф - Однако сверкающий шар

О - не погас – в доме еще оставались полицейские.
Подбегая к двери, Майк чуть не натолкнулся на выходящего из нее копа.
– Осторожней, сынок, – буркнул тот.
Майк уловил его дыхание и отвернулся. Полицейский был коренастым мужчиной, с черными густыми бровями, от него сильно несло чесноком и луком. Майк, запинаясь, начал:
– Я... А что здесь собственно произошло?
– По-моему, это не твое дело. Зачем тебе знать?
– Я здесь живу. Где моя тетя?
– Твоя тетя? – проворчал полицейский. – Ты имеешь в виду леди, которая жила здесь? Миссис Куэйд? Ее увезли минут пятнадцать назад.
– Что? Куда увезли?
– В больницу, наверное. Спроси офицера Ньюмена. Он внутри. Полицейский остановил Майка, когда тот протискивался к двери[...]

Труба, шаттл, и точность перевода

Шаттл - это и космический корабль, и общественный транспорт от одного пункта до другого без промежуточных остановок.

Для русскоязычного читателя, конечно, более "космическое" значение, однако уже и у нас используется название "шаттл", например, для автобусов до терминалов международных аэропортов.

Википедия в статье "Shuttle" дает ссылку на "New York City Subway shuttles", то есть "Подземные шаттлы Города Нью Йорка", в описании чего сказано что "These are short services that connect passengers to longer services" [это короткие линии, которые подвозят пассажиров к более длинным линиям]. Ну а восстанавливая значение слова "труба" - "tube" - так это употребительное название для подземки/метро в общем и их туннелей в частности.

Итог: вышел из трубы городского шаттла = поднялся со станции короткого метро = обыденное.

Уточнение разметки 2 (это цельный кусок?)

О - – Джерри! Где тебя черти носят? – послышался из сарая голос Чака. –

Ф - Синхрофазотрон нагрелся и рвется в бой!

О - – Я тоже рвусь в бой, – шепнул Джерри на ушко прекрасной Салли Гудфеллау.
Та демонстративно отвернула головку, и Джерри, воспользовавшись случаем, поцеловал ее в шею, в щеку, в подбородок. Следующий поцелуй пришелся бы в манящие алые губы, но Салли стукнула Джерри тыльной стороной ладони в волевой подбородок.
– Глупенький, – проворковала она, рывком высвобождаясь из коварных объятий, – тебе же отлично известно, что вы оба, Чак и ты, нравитесь мне одинаково.
Она тряхнула головой, отчего длинные светлые волосы рассыпались по плечам, и удалилась, а Джерри, потирая опухшую челюсть, проводил ее печальным взглядом.
– Джерри! – опять закричал Чак. – Поторопись, аккумуляторы садятся.

– Иду, иду.
Войдя в сарай, Джерри плотно затворил дверь, задвинул засов и тщательно запер все три замка. Предосторожность не была излишней, ведь превращенный двумя приятелями

Н - в лабораторию сарай был битком набит чудесными открытиями и не запатентованными еще изобретениями, за обладание которыми боссы крупных компаний и корпораций продали бы свои грязные души дьяволу.

О - Так уж вышло, что два приятеля, пока студенты непримечательного государственного колледжа в сонном городке Плисантвиль,

Н - обладали самыми выдающимися умами во всей стране,

Ф - а может быть, и во всем мире.

Фрагмент такой же, какой в бумажной книге; не точный пе

Кусок такой, какой приведен по ссылке. Вот посмотрел, у меня в бумажной книге так же всё.

Гляну в оригинале в след. раз. С этих сволочей станется всё на свой лад переделать :) Я уверен, что не только переводов психологической литературы эта эпидемия переводческого идиотизма коснулась :)

Последовательности

Ф - О - Ф - Н - Ф - О - Н - Ф - О - Н - Ф - Н - О - Ф - О - Ф - О - Ф - О - Ф

О - Ф - Н - О - Н - Ф

"Позиционная" структура прозаического текста.

Ф - О - Ф - Н - Ф - О - Н - Ф - О - Н - Ф - Н - О - Ф - О - Ф - О - Ф - О - Ф

Это так называемая "позиционная" структура прозаического текста. По позиционной структуре поэтического текста Иннита написала диссер. А вот, по позиционной структуре прозаического текста пока нет ничего. Хотя, это совершенно аналогичные структуры. Работает это примерно следующим образом:

Ф - О - установление связи "Ф - О".
Ф - Н - на этом шаге на втором месте "ожидалось" "О", а оказалось "Н". Таким образом Обычное = Необычному.
Ф - О - восстановление связи "Ф - О".
Н - Ф - на первом месте ожидалось "Ф", а оказалось "Н". Таким образом Фантастическое = Необычному. И, одновременно, на втором месте ожидалось "О", а оказалось "Ф". Таким образом, Обычное = Фантастическому!
О - Н - Необычное = Обычному. Фантастическое = Необычному.
Ф - Н - Обычное = Фантастическому. Необычное = Необычному.
О - Ф - Обычное = Обычному. Фантастическое = Фантастическому.
О - Ф - Обычное = Обычному. Фантастическое = Фантастическому.
О - Ф - Обычное = Обычному. Фантастическое = Фантастическому.
О - Ф - Обычное = Обычному. Фантастическое = Фантастическому.

СОЗДАНИЕ КОНТЕКСТА ДЛЯ ФАНТАСТИЧЕСКОГО

Ты не обсудил/не проникся ЭТИМ АЛГОРИТМОМ, но уже торопишься разбирать другой.

Девять принцев Амбера

Р. Желязны, "Девять принцев Амбера"
http://lib.rus.ec/b/163562/read

Пока сам не знаю как подступиться, выкладываю на подумать :)

Похоже, наступал конец тому, что казалось мне вечностью.
Я попробовал пошевелить пальцами ног. Успешно. Ноги я чувствовал, хотя они и были в гипсе. А сам я лежал распростертым на больничной койке.
Я зажмурился, потом снова открыл глаза.
Стены комнаты наконец перестали качаться.
Где же я, черт побери?
Туман в голове понемногу рассеивался; в нем, словно острова в океане, стали возникать обрывки того, что некогда было моей памятью. Я вспоминал бесконечно долгие ночи, бесчисленных сиделок, инъекции, инъекции, инъекции… стоило мне чуточку прийти в себя, как тут же кто-нибудь являлся и всаживал в меня шприц с какой-нибудь дрянью. Да, так оно и было. Это я вспомнил. И пусть я только наполовину пришел в себя, инъекции им придется прекратить.
Но захотят ли они их прекратить?
Почему-то упорно думалось: вряд ли.
Эта мысль пробудила в моей душе естественные сомнения относительно чистоты любых, даже самых лучших человеческих побуждений. Меня длительное время пичкали наркотиками, осознал я вдруг. Причем без особых на то причин, судя по тому, как я себя чувствую. Так что, если им за это платят, с какой стати они вдруг прекратят инъекции? Нет, действовать надо очень осторожно, сказал мне мой внутренний голос. Надо продолжать притворяться, что дурман еще действует. Внутренний голос принадлежал худшей, хотя и более мудрой, половине моей души.
Я последовал его совету.
Минут через десять дверь приоткрылась, на пороге возникла медсестра. А я лежал себе и похрапывал. Сестра тут же удалилась.
Теперь мне уже удалось кое-что восстановить в памяти.
Я смутно припоминал, как попал в какую-то аварию или автомобильную катастрофу; потом — сплошное черное пятно. О том, что было до аварии, я тоже не имел ни малейшего представления. Но помнил, что сначала угодил в больницу, а уже потом сюда. Зачем? Неизвестно.
Ноги мои совсем отошли и явно годились для того, чтобы на них стоять, хотя я понятия не имел, когда они были сломаны. А то, что они были сломаны, я знал точно.
Я попытался сесть. Это оказалось непросто: тело было, как кисель. За окном стояла темная ночь — яркие звезды, бесстыдно красуясь в небе, смотрели на меня. Я подмигнул им и спустил ноги на пол.
Перед глазами все поплыло, однако вскоре в голове прояснилось, я встал, держась за спинку кровати, и сделал первый шаг.
Нормально. Ноги держат. Итак, теоретически я уже в состоянии отсюда выйти.
Я снова залез в постель, вытянулся на спине и стал думать. От совершенных усилий и слабости меня знобило, я весь взмок, во рту стоял противный сладковатый вкус, поташнивало, мерещились засахаренные сливы и тому подобное.
Подгнило что-то в Датском Королевстве…
Да, это точно была автомобильная катастрофа. Черт знает что…

Трансовый текст

Попробую и за этот текст зацепиться.

Мне кажется, это не просто художественный текст, это именно ТРАНСОВЫЙ ТЕКСТ (в отличие от двух предыдущих), поскольку автор намеревается влезть прямо в реальность читателя, стереть границы книжной реальности.

Ключевой момент фрагмента по-моему вот:

Нет, действовать надо очень осторожно, сказал мне мой внутренний голос.

Если читатель не владеет какой-то методикой скорочтения, или чем-то вроде, то чтение происходит именно с задействованием внутреннего голоса. Таким образом эта фраза будет произноситься по ходу чтения собственным внутренним голосом, становясь декодерной. И тем самым реальность героя становится реальностью читателя. Присоединение к виртуальной реальности проходит :)

У меня на уме такая ассоциация крутится. Я помню в детстве смотрел некую передачу, в которой персонаж в точности в тот момент, как я собрался отойти от телека, произнес по сценарию что-то вроде "Куда это ты собрался?", обращаясь к зрителю. На меня это произвело ужасающее впечатление :)

Отечественная-1

Сергей Лукьяненко
Шестой Дозор
Данный текст обязателен для прочтения силами Света.
Ночной Дозор


Свет.

Данный текст обязателен для прочтения силами Тьмы.
Дневной Дозор
Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.


Тьма.

© С.В. Лукьяненко, 2014
© ООО «Издательство АСТ», 2015
© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru), 2014
Пролог
Пятнадцать лет – это большой срок.
За пятнадцать лет человек успевает родиться, потом учится ходить, говорить и пользоваться компьютером, потом – еще читать, считать и пользоваться унитазом, совсем потом


Сумрак.

– драться

Тьма.

и влюбляться. А в завершение порой производит на свет новых людей

Свет.

или отправляет во тьму старых.

За пятнадцать лет убийцы проходят все круги ада в тюрьмах для особо опасных преступников


Тьма.

– и выходят на свободу. Иногда – без капли тьмы в душе.

Свет.

Иногда – без капли света.

Тьма.

За пятнадцать лет самый обычный человек несколько раз радикально меняет свою жизнь.

Сумрак.

Уходит из семьи

Тьма.

и заводит новую.

Свет.

Меняет две-три-четыре работы.

Сумрак.

Богатеет

Свет.

и становится нищим. Посещает Конго, где занимается контрабандой алмазов,

Тьма.

– или селится в заброшенной деревушке в Псковской области и начинает разводить коз.

Сумрак.

Спивается,

Тьма.

получает второе высшее образование

Свет.

становится буддистом

Сумрак. Для обывателя буддист = пофигист.

начинает принимать наркотики,

Тьма.

обучается пилотировать самолет

Сумрак.

едет в Киев на Майдан, где получает дубинкой по лбу

Тьма.

после чего уходит в монастырь.

Свет(?)

В общем, много чего может случиться за пятнадцать лет.

Если ты человек.

…Впрочем, если ты девочка пятнадцати лет от роду – то ты твердо знаешь, что ничего интересного с тобой не происходило.

Ну почти совсем ничего.

Оля Ялова, если бы кто-то сумел поговорить с ней по душам (еще лет пять назад это получилось бы у мамы, года три назад – у бабушки, но сейчас – ни у кого), рассказала бы про себя три интересные вещи.


Сумрак.

Отечественная-2

Первая – как же она ненавидит свои имя и фамилию!

Оля Ялова! Нарочно не придумаешь!


Тьма.

В детстве ее дразнили «Оля-Яло», как девочек из старого-престарого детского фильма. Но это еще было ничего.

Сумрак.

В конце концов, фильм был хороший (по мнению семилетней Оли), на тех девочек-близняшек она даже немного походила. Оля-Яло? Ну и прекрасно.

Свет.

А вот классе в четвертом кто-то из одноклассников…

Сумрак.

ну да уж, «кто-то»… хорошо, когда ты уже в десять лет – красавчик, блондин, отличник, родители богатые и тебя обожают, а фамилия твоя – Соколов…

Свет.

так вот, кто-то из одноклассников решает посмотреть в Интернете, какая фамилия что значит…

Сумрак.

И ты узнаешь, что «Ялова» – это всего лишь корова без теленка. Бесплодная корова. И «бесплодная корова» становится твоим прозвищем с четвертого по шестой класс. Иногда сокращаясь до «коровы», иногда даже до «бэ-ка». И от обиды и слез ты начинаешь сидеть дома, читать книжки и лопать чай с печеньем – пока и в самом деле не обретаешь фигуру «коровы»…

Тьма.

Второе, что было главным в жизни Оли Яловой (или Оли-Яло, как она себя мысленно называла), – это хоккей. Настоящий хоккей с шайбой. Женский. Ну или девичий – в секцию она пошла совершенно случайно, когда однажды ей вдруг приснился

Свет.

мерзавец Соколов, перед которым она почему-то стоит совершенно голая, и красавчик Соколов (к тринадцати годам он стал высоким и уж совсем неприлично красивым мальчишкой)

Сумрак.

морщится, закрывает ладонью глаза и цедит сквозь зубы: «Корова…»

Тьма.

То ли время пришло, то ли хоккей был именно тем, что требовалось, – но весь лишний жир стек с Оли за полгода, а через год – в четырнадцать – она была звездой юношеской сборной России.

И внезапно оказалось, что под пухлыми щеками и толстыми бедрами пряталась высокая (к пятнадцати Оля перегнала всех в классе, а тренер, оглядев ее, мрачно сказал: «В баскетбол не отпущу!»), крепкая (ситуация-то была шутейная, ну, дурацкий спор вышел… но Оля и сама не заметила, как уронила двух одноклассников – и те, сидя на полу, испуганно смотрели на нее и боялись встать) девушка (именно девушка – выходя из душа, Оля бросала на себя взгляд в зеркало и улыбалась, потому что знала – никакой дурачок, чьего имени она и знать не хочет, при виде ее не зажмурится).


Свет.

А третье, что было в жизни Оли главным, только должно было случиться. Засунув руки в карманы (был мороз, а перчатки надевать не хотелось),

Сумрак.

Оля шла мимо Олимпийского стадиона, за которым высились недостроенные минареты главной городской мечети, мимо небольшой православной церкви.

Свет.

Был ранний вечер, фонари горели вовсю, но народу на улицах было не много, несмотря на центр города. Отвыкла Москва от настоящих русских морозов, всего-то минус пятнадцать – а все разбегаются по домам или прячутся в машины… Вот сейчас через улочку, в подземный переход, на другую сторону проспекта Мира. Там по переулку, где грохочут на путях трамваи, в высотный жилой дом с массивным стилобатом (три года запойного чтения книг не прошли даром, в голове у Оли массу случайных слов и знаний). В этом доме жил мерзавец

Сумрак.

Соколов. Красавчик Соколов. Ее, и только ее, Олежка Соколов!
Они встречались уже полгода, но этого никто не знал. Ни в школе, ни в спортивной секции. И мама с бабушкой тоже не знали.


Свет.

Как-то уж слишком долго Оля Ялова и Олег Соколов враждовали.

Тьма.

Но теперь… нет, не теперь… завтра Оля ничего скрывать уже не собиралась. Завтра они придут с Олегом в школу вместе.
Потому что сегодня она останется у него ночевать. Родители Олега в отъезде. Бабушка и мама уверены, что Оля после тренировки останется у подруги.
А она останется у Олега.
Они уже все решили. Раньше они только целовались… ну… в общем, тот вечер на последнем ряду в кино не считается, хоть Олег и дал волю рукам…
Теперь все будет серьезно.


Свет.

Им уже по пятнадцать лет, кому сказать, что еще не занимался сексом, – позор! Засмеют!

Тьма.

Отечественная-3

Допустим, девчонки из команды не занимались, но у них просто времени и сил нет. А в школе сейчас столько занятий… Но вообще-то в пятнадцать лет девственников и девственниц практически нет.
Это Оля знала точно, потому что прочитала об этом в Интернете, а три года запойного чтения дают не только лишние знания,


Сумрак.

но и излишнюю веру в печатное слово.
Где-то в глубине души (которая сейчас, вероятно, пряталась в животе) у Оли бился маленький холодный страх. И даже сомнение.


Тьма.

Олежка ей нравился. И целоваться с ним было здорово. И обниматься. И… и хотелось большего. Она прекрасно знала, как все бывает… как должно быть…

Свет.

ну Интернет же…

Сумрак.

И в общем-то Оле этого хотелось.

Свет.

Она только не могла понять – сейчас или потом? С Олегом или с кем-то другим? Но она уже пообещала прийти. А Оля Ялова не любила нарушать свои обещания.

Сумрак.

…Переулок встретил ее холодным ветром, дующим со стороны трех вокзалов, и неожиданной тьмой. Неожиданной, потому что горели фонари, светились окна жилых домов, вывески магазинов. Но их свет почему-то не разгонял тьму – крошечные огоньки зависли в ночи, яркие, но беспомощные, будто далекие звезды в небе.

Тьма.

Оля даже остановилась на миг. Оглянулась.
Ну что за чушь? Ей идти – три минуты. А если бежать – то одну. И у нее рост метр семьдесят пять, а мышцы получше, чем у многих парней. Она в центре Москвы, времени – семь часов вечера, вокруг полно людей, возвращающихся домой.


Сумрак.

Чего она боится? Да она просто к Олегу идти боится! Она не хозяйка своего слова. Наобещала – и испугалась, как маленькая девочка.

Тьма.

А она взрослая женщина… почти уже взрослая… почти уже женщина… Оля поправила вязаную шапочку с помпоном, перекинула через плечо поудобнее спортивную сумку (полотенце, чистые трусики и пачка женских прокладок – Оля подозревала, что завтра они ей понадобятся) и ускорила шаг.

Сумрак.

Итого по фрагменту

+-0-+-+-0-+0+-0-+0-0-+0-0+0+0-+0-+0+0+-+-0-+0+0-0-0

+-
0-
+-
+-
0-
+0
+-
0-
+0
-0
-+
0-
0+
0+
0-
+0
-+
0+
0+
-+
-0
-+
0+
0-
0-
0

Проба пера :) 1/2

Глайдер был почти готов ко взлёту.

Капитан Василий Петров поспешно затушил бычок об урну (стоявшую прямо под перечеркнутым кругом знака "Курить запрещено"), отошёл от стены ангара и направился к летальному аппарату. Конечно, на самом деле "глайдером" (что означало, если уж брать честный перевод, всего лишь "планер") его называть было неправильно. Но официальное название "ПАК-РЭБ" (Перспективный авиационный комплекс радиоэлектронной борьбы) было невзрачным и совсем не соответствовало тем мерцающим (техники в очередной раз проверяли и перепроверяли систему маскировки в оптическом диапазоне) обводам с "начинкой", на несколько поколений опережающих самые перспективные разработки учёных и инжнеров, работающих на военные нужды по всему миру. Откуда она взялась? Капитан Петров не мог знать: как сказали бы "наши американские партнёры", эта информация была "значительно выше его денежного довольствия".

Наконец, когда летательный аппарат полностью проявился (техники закончили тестирование), капитану открылись привычные обводы штурмовика Су-25, "рабочей лошадки" штурмовой авиации; модели, которая служила своему Отечеству (хотя недавно и сменившему имя) верой и правдой и в Афгане, и в Чечне, и в Грузии... Мало кто поверил бы, что именно на Су-25 Петров ухитрился дотянуть до аэродрома и совершить посадку после того, как в двигатель вонзилась и разорвалась ракета ПЗРК "моджахедов". Конечно, у глайдера и серийного Су-25 кроме внешнего вида и планера не было, буквально, ничего общего.

Петров поднялся в кабину самолёта (приставную лестницу тут же укатили), закрыл кокпит, и начал подготовку ко взлёту. Через пять минут ПАК-РЭБ покинул военный аэродром под Ростовом. В шестистах километрах на запад, по Чёрному морю, продолжал свой ход ракетоносный эсминец НАТО "Дональд Кук". Обзорные экраны противовоздушных радаров показывали над кораблём чистое небо, командер Смит, хоть и чувствовал себя весьма неуютно в связи с полученными из штаба командами, перед подчинёнными держался строго и уверенно. Разве что иногда на какую-то секунду позволял тревоге овладеть собой, после того как делал очередной вдох солёного морского воздуха, которое невольно взывало на ум давно когда-то прочитанные строки "All breathes of Russ, the Russ of old" из произведения великого классика.

В нескольких стах километрах восточнее глайдер летел в режиме полной маскировки – в радиодиапозоне он отражал лишь ничтожную часть излучения; для оптической маскировки применялась новейшая технология "огибающего луча". Петрову рассказали, что "невидимость" работает благодаря тому, якобы, что свет с одного борта самолёта перизлучается с другого. Но ни камер, ни экранов, ни каких-то артефактов, неизбежных при таком подходе, Петров при взгляде на аппарат во время аэродромных тестирований систем не замечал. Впрочем, как можно заставить луч света буквально отклоняться от своей траектории, Петров представлял себе ещё хуже, поэтому особо на эту тему предпочитал не любопытствовать. Задание было понятным, но деликатным: имитировать заход на атаку корабля флота потенциального противника. Разве что корабль был не простой: эсминец специализировался на радиоэлектронной разведке, имея, в том числе, радиолокационное оборудование последнего поколения.

Re: Проба пера :) 1/2

Скользнула глазами из нижнего левого угла вверх и вправо - вроде неинтересно, не цепляет.
Но заявлено, что будет интересно.
Тогда по школьному по строчкам сверху вниз. Даже первый абзац не хочется дочитывать..

Проба пера 2/2

Форштевень эсминца рассекал волны, резво ввинчиваясь вглубь пространсва нейтральных вод. Смит, широко расставив ноги и заложив руки за спину, сквозь стекло командирского мостика смотрел вперёд. Погода была ясная, но прямо по курсу появилось что-то вроде дымки. Через несколько секунд, не давая времени удивиться, из дымки буквально материализовался русский штурмовик! Всё это на фоне сюрреалистической тишины – не считая мерного грохотания двигателя и работы систем самого корабля. Сравнить появление самолёта можно было разве что с появлением из чёрной дыры корабля из будущего в новом ремейке Стар Трека.

"Су-25", как опознала летательный аппарат наконец сработавшая боевая информационная система корабля, включил двигатели и на форсаже набирал высоту позади корабля, одновременно разворачиваясь на новый заход. Не дожидаясь команды Смита, взревела сирена боевой тревоги. Одновременно начали следовать доклады офицеров радионаблюдения: радары станций, расположенных на Крымском полуострове, захватили корабль и начали его "вести". На принятие решения Смиту не потребовалось много времени: по всем признакам, жить кораблю оставалось секунды: надо было захватить с собой на тот свет хотя бы этот штурмовик русских.

Офицер на мостике, выполняя команду командира, приказал системам наведения захватить самолёт. Вот штурмовик делает второй заход, приближаясь сверху-спереди. Су-25 – машина прочная – Смит это знал, но огня противовоздушной туррели в упор даже он, скорее всего, не выдержит. Рёв двигателей штурмовика, выходящих в форсажный режим, "накрыл" корабль. Одновременно палец офицера-оружейника ударил по кнопке начала огня. За мгновение до срабатывания оружейной системы что-то в недрах глайдера почувствовало неминуемую угрозу, заработали интеллектуальные системы радиоэлектронного противодействия (Петров лишь отстранённо наблюдал за их включением, не вмешиваясь в работу и не зная причины срабатывания). На "Дональде Куке" выключилось дневное освещение, тревожные сирены оборвались на половине такта, экраны погасли. Мерный рокот двигателя затих: обороты снизились до частоты холостого хода.

Смиту не было страшно, и для удивления он мог выделить лишь краешек своего сознания. Только сейчас до него дошло: русские что-то придумали. Даже с некоторым облегчением он подумал: то, что происходит, уже не его сражение и не его ответственность. Принимать решения в таких ситуациях "выше уровня его денежного довольствия". Штурмовик ушёл вверх и начал разворачиваться на новый заход. Системы корабля очнулись, боевая информационная система начала спешно перезагружаться. Смит приказал: полный назад, лево на борт, полный вперёд. Штурмовик снова приближался спереди, на этот раз не с пикирования, а идя на сверхмалой высоте. Бортовая электроника эсминца во второй раз отключилась. На мгновение Смиту показалось, что он разглядел в кабине бесстрастный взгляд не слишком молодого лётчика. Уже в следующее мгновение самолёт прямо на глазах начал дематириализовываться. Над кораблём прогрохатало лишь бестелесное эхо, постепенно затихнув.

Смит протёр безупречно белым платком выступивший на лбу холодный пот.

Итого по первой части

н - необычное
о - обычное

Глайдер был почти готов ко взлёту.
н


Капитан Василий Петров поспешно затушил бычок об урну (стоявшую прямо под перечеркнутым кругом знака "Курить запрещено"), отошёл от стены ангара и направился к летальному аппарату.
о
Конечно, на самом деле "глайдером" (что означало, если уж брать честный перевод, всего лишь "планер") его называть было неправильно. Но официальное название "ПАК-РЭБ" (Перспективный авиационный комплекс радиоэлектронной борьбы) было невзрачным и совсем не соответствовало тем мерцающим (техники в очередной раз проверяли и перепроверяли систему маскировки в оптическом диапазоне) обводам с "начинкой", на несколько поколений опережающих самые перспективные разработки учёных и инжнеров, работающих на военные нужды по всему миру. Откуда она взялась? Капитан Петров не мог знать: как сказали бы "наши американские партнёры", эта информация была "значительно выше его денежного довольствия".
н


Наконец, когда летательный аппарат полностью проявился (техники закончили тестирование), капитану открылись привычные обводы штурмовика Су-25, "рабочей лошадки" штурмовой авиации; модели, которая служила своему Отечеству (хотя недавно и сменившему имя) верой и правдой и в Афгане, и в Чечне, и в Грузии... Мало кто поверил бы, что именно на Су-25 Петров ухитрился дотянуть до аэродрома и совершить посадку после того, как в двигатель вонзилась и разорвалась ракета ПЗРК "моджахедов". Конечно, у глайдера и серийного Су-25 кроме внешнего вида и планера не было, буквально, ничего общего.
н

Петров поднялся в кабину самолёта (приставную лестницу тут же укатили), закрыл кокпит, и начал подготовку ко взлёту. Через пять минут ПАК-РЭБ покинул военный аэродром под Ростовом. В шестистах километрах на запад, по Чёрному морю, продолжал свой ход ракетоносный эсминец НАТО "Дональд Кук". Обзорные экраны противовоздушных радаров показывали над кораблём чистое небо, командер Смит, хоть и чувствовал себя весьма неуютно в связи с полученными из штаба командами, перед подчинёнными держался строго и уверенно.
о
Разве что иногда на какую-то секунду позволял тревоге овладеть собой, после того как делал очередной вдох солёного морского воздуха, которое невольно взывало на ум давно когда-то прочитанные строки "All breathes of Russ, the Russ of old" из произведения великого классика.
н

В нескольких стах километрах восточнее глайдер летел в режиме полной маскировки – в радиодиапозоне он отражал лишь ничтожную часть излучения; для оптической маскировки применялась новейшая технология "огибающего луча". Петрову рассказали, что "невидимость" работает благодаря тому, якобы, что свет с одного борта самолёта перизлучается с другого. Но ни камер, ни экранов, ни каких-то артефактов, неизбежных при таком подходе, Петров при взгляде на аппарат во время аэродромных тестирований систем не замечал. Впрочем, как можно заставить луч света буквально отклоняться от своей траектории, Петров представлял себе ещё хуже, поэтому особо на эту тему предпочитал не любопытствовать.
н
Задание было понятным, но деликатным: имитировать заход на атаку корабля флота потенциального противника. Разве что корабль был не простой: эсминец специализировался на радиоэлектронной разведке, имея, в том числе, радиолокационное оборудование последнего поколения.
о



  • 1
?

Log in

No account? Create an account