Previous Entry Share Next Entry
Сознание (18) Образ квант сознания
П
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/459156.html
Оригинал взят у kulturografika в Образ — квант сознания

Наше сознание — мост, исходящий из неизвестности и уходящий в неизвестность. Для определения своих метафизических истоков у нас есть лишь смутные воспоминания, которые мы, впрочем, можем легко отмести, посчитав их издержками работы воображения. То же самое можно сказать и о нашем неизбежном метафизическом будущем. И мы стоим на этом мосту, с тревогой вглядываясь в завесу тумана, вольно или невольно цепляясь взглядом за любую проплывающую в его океане травинку, соломинку. Ловим напряжённым обонянием каждое дуновение, каждое колыхание насыщенного неопределённой дрожью и запахами воздуха. Преодолевая отчаяние неизвестности, в нас рождаются смутные предположения, предощущения неких черт и продолжений, постепенно складывающиеся во всё более и более обнадёживающие контуры. Рождается ощущение смысла, уплотняется понимание направления. Что-то начинает вырисовываться, оно двигается, совершает какие-то жесты, меняется, но остаётся. Где оно, снаружи или внутри? Близко или далеко? Если далеко внутри, то где это? Если близко снаружи, то что, или кто это?


Егоров Константин Прямой вопрос. 2011. 30,2 х 20,1. Холст, акрил.jpg Егоров Константин Берегиня. 2011. 35,3 х 25,1. Холст, акрил.jpg Егоров Константин. Имя вошедшему. 2011. 47 х 34,8. Картон, акрил.jpg
Это — образ.

Образ является отправным пунктом и конечной инстанцией всякого размышления об искусстве. Образ не в том узком и специальном значении, когда имеется ввиду портретное изображение какого-либо человека или гипотетическое обличье надмирного сверхъестественного существа, но образ как квинтессенция смыслов и представлений. Вне этого понятия любые попытки понять и объяснить искусство окажутся бесплодными.


Колотвина Марина Древо желаний II. 1998. 75,8 х 52,5. Картон, акрил.jpg Колотвина Марина Древо желаний I. 1998. 75,7 х 52,1. Картон, акрил.jpg

Процесс искусства инициируется (запускается) спонтанно в любом коллективе, в котором возникает задача синхронизации и топологической связности восприятия. А эта задача априори решается исходя из стремления к продолжению бытия. Искусство не может прекратиться, так как выполняет жизненно важные функции формирования и модификации сознания и осознания. С точно таким же основанием можно говорить о прекращении процесса изготовления и принятия пищи. Некая гипотетическая инициативная группа может, конечно, попытаться насильственным образом навязать кому-то подобную программу. Что, кстати, не раз происходило в истории. Но сопротивление будет неизбежным. Мало того, в обществе с достаточным для развития потенциалом, подобное сопротивление, разрастаясь, рано или поздно поставит инициаторов таких мало удобных повреждений функциональной инфраструктуры вне закона.


Колотвина Марина А крылья спят…. 2009. 72 х 56. Картон, акрил, масло.jpg Колотвина Марина Глазами сумерек. 2010. 35,5 х 47. Холст, смешанная техника.jpg Колотвина Марина Ангел мой. 2010. 40 х 30. Холст, смешанная техника.jpg

Именно в ткани искусства образ, как явление, ярче и явственнее чем где бы то ни было, показывает свои свойства. Свойства целостного, элементарного, опорного узла в сплетении наших переживаний и ощущений, и в то же время поля, портала в неожиданную глубину, взрывающуюся неограниченными видоизменениями ракурсов и детализации. Это точка на листе бумаги, которая при приближении превращается в колодец, ведущий всё глубже и глубже, дальше и дальше, затягивающий и изгибающийся, выталкивающий и выворачивающийся убегающим вдаль горизонтом, живой панорамой ландшафта, плотно засеянного жизнью и наполненного опасными, но увлекательными историями.

Образ — квант сознания.

Операционное целое, образующее топологию пространства сознания. На биофизическом уровне — активно изменяющееся, но сохраняющее при самокопировании объём генетически значимых характеристик, энергоинформационное поле нейронной активности.

Наше собственное сознание есть образ, консолидированный результат возможности наблюдать и осматривать самих себя.

Осознание — понятие, описывающее динамические аспекты сознания. Процесс его осуществления. Хореографию взаимодействия образов.

Преодоление бесплодных противодействий идеализма и материализма ведёт нас к новому пониманию действительности, к новому искусству, новым парадигмам познания и новым возможностям организации бытия. Метод в искусстве, опирающийся на понимание и использование свойств образов — экстраморфизм.

Если абстракционизм, как метод, апеллирует к аналогиям с музыкой, то экстраморфизм, как метод, апеллирует скорее к математике с её неограниченными возможностями собирать развивающиеся и деградирующие модели. Изображается не то, что есть или было, но то, что потенциально способно быть, в разных формальных измерениях. Разыгрываются потенциалы бытия — онтологические вероятностные континуумы.


Колотвин Валерий Серия. Границы свойств. Границы свойств третьего. 2001. 76,2 х 52,2. Бумага, акрил.jpg
Колотвин Валерий Серия. Границы свойств. Границы свойств второго. 2001. 76,1 х 52,5. Бумага, акрил.jpg Колотвин Валерий Серия. Границы свойств. Границы свойств первого. 2001. 76 х 52,6. Бумага, акрил.jpg

В экстраморфизме используются различные ракурсы сопровождения процесса вниманием. В отличие от абстракционизма, здесь не отрицается фигуративный ракурс, так как он неизменно присутствует в нашем процессе осознания. В отличие от сюрреализма здесь не устанавливается непреодолимой дихотомии сознательного и бессознательного.

Экстраморфный метод существует столько же, сколько существует само искусство, и не распространяется на всё искусство в основном потому, что входит в конфликт с такими важными потребностями коллективного сознания, как сохранение систем социальной атрибуции и устойчивости при воспроизведении. И тем не менее его функция настолько значительна, что экстраморфизм, как бы параллельно всему остальному искусству, сохраняется даже в периоды глубочайшей стагнации. Его роль возрастает и влияние увеличивается в моменты, критические для социальной группы, моменты необходимости смены ориентиров и кардинальной реформы мировоззрения. Подобно тому, как роль мутаций возрастает в ситуациях, критических для сохранения биологического вида.

Колотвин Валерий Триптих. Новокузнецк, осень. Ноябрь. 1994. 55,7 х 71,6. Картон, акрил.jpg
Колотвин Валерий Триптих. Новокузнецк, осень. Октябрь. 1994. 56 х 71,3. Картон, акрил.jpg Колотвин Валерий Триптих. Новокузнецк, осень. Сентябрь. 1994. 55,9 х 71,7. Картон, акрил.jpg

Не предшественниками, конечно, но яркими представителями, маяками — ориентирами экстраморфного метода, можно считать в живописи — Чюрлёниса, Брейгеля, Эль Греко, Грундига, Филонова. В литературе — Рабле, Андерсена, Гоголя, Чехова, Лема, Кима, Сапковского.

Основными родовыми чертами (признаками) экстраморфизма представляются:

— Некоторая, более или менее выраженная, причудливость или сказочность. Волшебность, фантастичность. Собственно сказка, с детства хорошо всем известная и повсеместно распространённая, и есть лучший пример и образец экстраморфии.

— Сильный гравитационный или антигравитационный эмоциональный эффект. Его произведения либо очевидно притягивают, либо внешне беспричинно отталкивают.

— Ограничения формальных методов, стилей и школ экстраморфизм с лёгкостью преодолевает, и свободно располагается на их территориях, не встречая при этом серьёзных препятствий, но и не проваливаясь в эклектизм по причине, совершенно несопоставимой с нормативной морфологической перспективой.

— Сочетание "несочетаемых" способов выражения. Так, например, Брейгель виртуозно совмещает рафинированный высокоинтеллектуальный гнозис с гомерической фольклорной иронией.

Представленные Вашему вниманию на этой выставке изображения — это последовательное осуществление программ экстраморфизма. "Модели" возможных (или невозможных) событий, пространств, переживаний. Модели здесь, конечно, термин условный и далеко не достаточный. Ближе было бы понятие, описывающее непосредственную онтологию внимания, взаимодействующего со свёрнутым в физический объект образом. Но в нашем языке пока нет подобных понятий.


Колотвин Валерий Триптих. Неограниченное распространение. Неограниченное распространение. Часть I. 1997. 62,3 х 79. Бумага, акрил.jpg Колотвин Валерий Триптих. Неограниченное распространение. Неограниченное распространение. Часть II. 1997. 62 х 79,1. Бумага, акрил.jpg Колотвин Валерий Неограниченное распространение. Неограниченное распространение. Часть III. 1997. 62 х 79,2. Бумага, акрил.jpg

Мы стоим на мосту, по которому не каждому удаётся пройти из конца в конец, чтобы убедиться в том, что начала и концы также весомы и убедительны как и нескончаемая неопределённость. Мост предполагает отказ от ежеминутного выбора пути, однажды ступив на него либо двигаешься в заданном направлении, либо возвращаешься к исходному. Отсюда можно только спрыгнуть или взлететь. Для одних это обременительное ограничение, для других освобождение от тягот принятия решений. Но в конце концов он лишь часть пути, и по нему невозможно идти навсегда.

Мост уже кем-то построен, или мы строим его для кого-то, кому ещё только предстоит по нему пройти? Скорее мы всё-же достраиваем мост, который кто-то начал строить до нас, и наше строительство точно так же будет продолжено кем-то другим. Есть человек, который идёт по мосту, есть тот, кто его строит и тот, кто пытается разрушить. Есть рыбак, который закидывает с него удочку. Есть человек, который стоит под мостом и смотрит на тех, кто идет поверху в твердой уверенности, что у любого моста есть опоры, конец и начало, и не замечает отсутствия перил. И есть птица, которая всё это уже видела сверху, потому что она здесь живёт всегда. Она видела время, когда не было ни моста, ни дороги, ни даже людей. Она хорошо помнит, как сгущались и обретали плоть смутные лишь поначалу очертания и продолжения, как всё большие и большие массы включались в рисунок движений и жестов, образующих образ, как разрастался он и обретал жизнь.

Колотвин Валерий Складки леса. 2001. 60 х 39. Холст, масло.jpg Колотвин Валерий Присутствие вскользь. 2001. 40,2 х 50,3. Холст, масло.jpg

В визуальной конструкции печатных материалов выставки использован "Мост осознания", виртуальный объект, синтезированный Мариной Колотвиной и Валерием Колотвиным, для аккомодации темы образа в пространстве сознания.


  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account