?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Фундаментальные определения (5) Феномен
metanymous wrote in metapractice
http://community.livejournal.com/metapractice/151572.html

Феномен. Вторая модель НЛП: системы представления – ранний прорыв в построении паттернов НЛП

В один прекрасный день в середине 70-х годов я (ДГ) я заехал за Ричардом в его резиденцию под номе-ром 1000 по Альба Роуд в Бен Ломонде, небольшом горном селении в верхней части долины Сан-Лоренсо, примерно в восьми милях от Санта-Крус. Мы собирались начать в этот вечер занятия новой группы – первые собрания таких групп особенно интересны и связаны с разными ожиданиями, как это и должно быть. Мы почти не представляли себе, кем окажутся эти люди, но поскольку мы были уверены, что они из Санта-Крус, это было во всяком случае любопытно.

Ричард попросил меня остановиться в Бен Ломонде у винного магазина, чтобы купить сигареты. Сидя в машине перед магазином и ожидая, пока он совершит эту операцию, я размышлял над событиями нескольких последних месяцев и думал о том, куда мы пойдем дальше. Мы окончили Том I Структуры Магии, содержавший метамодель, и это нас окрылило. Реакция на нашу работу как местных любителей, так и профессионалов всей страны была немедленной и вполне положительной.

Мы погрязли в паттернах – кажется, мы ели, пили и спали с паттернами – но может быть было и кое-что другое. Когда Ричард снова поднялся в машину, прервав мои грезы, он смеялся. Я спросил его, что его так рассмешило. Он сказал (примерно) следующее: Знаешь, Джон, люди говорят самые странные вещи, например, женщина, с которой я говорил у прилавка. Она сказала: «Я вижу, что вы говорите».

И он снова судорожно рассмеялся. Когда я свернул на 9-й хайвей, ведущий в Санта-Крус, я следил за ним боковым зрением, удивляясь, почему это предложение показалось ему столь забавным. Через несколько минут я сказал ему: А не покажется ли тебе столь же забавным предложение «Я чувствую, что ты говоришь неясно».

Бендлер посмотрел на меня, резко повернувшись, с озадаченным и встревоженным видом. Затем мы начали очень специальную и очень обычную для нас игру: по дороге в Санта-Крус мы предлагали друг другу примеры, содержащие «тот же самый» паттерн. Игра была еще раз запущена!

Поймите, что оба мы на этой стадии не могли определить, к какому паттерну относились производимые нами примеры. Этот интуитивный открытый гамбит в паттернировании был нашим очень обычным занятием. Оба мы сознавали, что выслеживаем некоторый паттерн, и что на какой-то стадии будет полезно выяснить, в чем состоит этот паттерн, но эта стадия была еще в будущем. Между тем, мы с удовольствием продолжали игру.

Поездка была веселой, так как мы продолжали забавляться все более странными примерами. Когда мы подъехали к Санта-Крус, я заехал на автостоянку универмага и через несколько минут вернулся с листами разноцветной бумаги, зеленой, красной и желтой.

Когда мы доехали до места, где в этот вечер должна была собраться группа (это был частный дом), мы по обыкновению расположились снаружи и в ожидании запоздавших наблюдали и прислушивались к взаимодействиям пришедших людей, в ожидании остальных. В те дни в Санта-Крус полагалось начинать первое собрание такой группы, приглашая каждого из членов группы, одного за другим, вставать и представляться, что включало обычно их имена и их представления о том, зачем они сюда пришли – если у них были такие представления. Но в тот вечер, как только каждый член группы завершал свое краткое представление, один из нас, Ричард или я, протягивал руку, касался одного из листов цветной бумаги на полу перед нами, и если другой кивал, то первый коснувшийся бумаги отрывал кусок и со значительным видом предлагал его члену группы, естественно, без всякого объяснения.
ШЕПОТ НА ВЕТРУ
Джон Гриндер Кармен Сент-Клер




  • 1

Дополнение от Бейтсона

У меня, к примеру, есть очень ясное воспоминание одного из ключевых моментов в начале 1976. Я был на занятии Джона Синтаксис 100. Мы обсуждали генеративую/порождающую власть языка. Джон дал нам задание заметить то, чему ранее мы не уделяли много внимания, дать этому имя и заметить, как наше восприятие этого изменится. После занятия я общался с Джоном, чтобы получить разъяснения относительно типов вещей, которые он имел в виду. В какой-то момент он сказал: "Что это? Твои глаза только что двинулись в сторону".

Как только я осознал это движение, я вспомнил что сознавал, что я "ушёл внутрь", и думал о чём-то, что было чуть ниже моего сознательного осознания. Я дал этому феномену [выделено при переводе, по понятной причине] какое-то название наподобие "бессознательного включения". С этого момента как будто пелена спала с моих глаз, и я внезапно стал осознавать всё то, люди делали неосознанно для включения себя: мигание глазами, касания лица, взгляды в различных направлениях, совершение небольших жестов, издавание звуков, лицевая экспрессия, и т.д. Джон, казалось, был доволен этим наблюдениям, и дал мне более конкретные задания в связи с наблюдением различных ключей, в том числе движений глаз. Я хорошо помню, как мы с Джудит ДеЛозье сидели во время одного из еженедельных вечерних заседаний группы Бэндлера и Гриндера и наблюдали за глазами друг друга, задавая при этом друг другу вопросы, и отмечали спонтанные движения в разных направлениях.


Ну, он описал – и описал неверно – феномен *Звезды Бейтсона. У Бейстона можно почитать более обширное и точное описание работы мышления по ходу поиска не названных феноменов и роли предварительных названий в общем процессе.

А неточность с моей точки зрения в том, что феномену для его дальнейшего раскрытия в сознании вовсе нет необходимости давать развернутое/четкое/осмысленное название. Достаточно одного типа возгласа – любой отметки, в том числе и невербальной – которой каждый раз отмечается появление феномена в поле внимания.

  • 1