?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
"Whispering in the Wind" (9) ПД для мозгового гомункулуса
Red Tailed Hawk
metanymous wrote in metapractice
http://community.livejournal.com/metapractice/148384.html

Ортодоксальная теория сетчаточного изображения
Утверждение о том, что глаз регистрирует инвариантную структуру объемлющего света, не вписывается в общепринятую теорию, в которой утверждается, что он формирует изображение объекта на глазном дне. Объект, разумеется, находится во внешнем мире, а глазное дно — это фоторецепторная поверхность, соединенная с пучком нервов. Есть ли здесь противоречие?

Теория формирования изображения в темной камере, подобной глазу, уводит нас более чем на 350 лет назад, к Иоганну Кеплеру. В своей теории Кеплер, по его собственному признанию, исходил из того, что все видимое является источником излучения, точнее, из того, что любая точка тела может испускать лучи во всех направлениях. Разумеется, для того, чтобы непрозрачная отражающая поверхность могла излучать свет, на нее должно попасть излучение от другого источника, который фактически превращает ее в набор точечных источников вторичного излучения. От каждого такого точечного источника в глаз (если, конечно, он есть) через зрачок попадает маленький конический пучок расходящихся лучей. Хрусталик вновь сводит этот пучок в отдельную точку на сетчатке. Расходящиеся и сходящиеся лучи образуют то, что называется сфокусированным пучком лучей. Плотное множество сфокусированных точек на сетчатке образует сетчаточное изображение. Имеется взаимно-однозначное проективное соответствие между излучающими точками и сфокусированными точками.

Сфокусированный пучок лучей состоит из двух частей: расходящегося конуса излучаемого света и сходящегося конуса лучей, преломленных хрусталиком. У одного из этих конусов вершина находится на объекте, а у другого — на изображении. Следовательно, каждая точка объекта связана таким пучком с некоторой точкой изображения. Таким образом, для каждого объекта существует бесчисленное множество пучков, и в каждом пучке имеется бесчисленное множество лучей. В истории оптики автором этого экстраординарного интеллектуального открытия считают Кеплера. Его идеи трудны для понимания, но они были и по-прежнему остаются незыблемым фундаментом теории формирования изображений. Для многих поколений физиков представление о том, что объект слагается из точек, казалось привлекательным, поскольку большинство из них верили в то, что объекты состоят из атомов. Физиологи XIX века тоже не видели ничего необычного в представлении о том, что сетчаточное изображение состоит из отдельных точечных пятен сфокусированного света, поскольку с понятием точечного стимула они были знакомы на примере других модальностей, в частности тактильной.

Теория взаимно-однозначного поточечного соответствия между объектом и его изображением поддается математическому анализу. С помощью понятий проективной геометрии ей можно придать еще более отвлеченный вид и с большим успехом использовать при конструировании фотоаппаратов и проекторов, то есть при создании изображений с помощью света. Теория помогает создавать линзы почти без «аберрации», у которых изображение точечного источника имеет вид почти идеальной точки. Короче говоря, эта теория прекрасно работает, когда речь идет об изображениях, которые проецируются на экран или на какую-нибудь иную поверхность и предназначены для того, чтобы на них смотрели. Успехи этой теории предопределили естественное стремление считать, что и изображение на сетчатке тоже проецируется на что-то вроде экрана и предназначено для рассматривания, то есть является картинкой. Это привело к одному из наиболее стойких заблуждений в истории психологии — к убеждению, что сетчаточное изображение — это нечто предназначенное для того, чтобы на него смотрели. Я называю это концепцией «крошечного человечка в мозгу» (Gibson, 1966b, с. 226). В соответствии с этой концепцией глаз уподобляется фотоаппарату, а оптический нерв — кабелю, по которому в мозг передается изображение. Следовательно, должен быть крошечный человечек, гомункулюс, который сидит в мозгу и смотрит на это физиологическое изображение. Для того чтобы видеть это изображение, у такого крошечного человечка должен быть глаз, крошечный глаз, со своим, разумеется, крошечным сетчаточным изображением, которое связано с крошечным мозгом, и в результате такая теория ничего не объясняет. Мы находимся теперь даже в худшем положении, чем вначале, так как сталкиваемся с парадоксом бесконечного ряда крошечных человечков, каждый из которых сидит внутри другого и смотрит на мозг того большего человечка, внутри которого он находится.

Если сетчаточное изображение не передается в мозг целиком, то, по-видимому, есть только одна альтернатива этому, а именно: оно передается в мозг поэлементно, то есть в виде нервных импульсов, проходящих по волокнам оптического нерва. Следовательно, должно существовать поэлементное соответствие между изображением и мозгом наподобие взаимно-однозначного соответствия между объектом и изображением. На первый взгляд это избавляет нас от софизма с крошечным человечком в мозгу, который смотрит на изображение, однако тут возникают все те трудности, с которыми сталкиваются теории восприятия, которые я назвал теориями, основанными на ощущениях. Соответствие между точечными пятнами света на сетчатке и точечными ощущениями в мозгу может быть лишь соответствием интенсивности и светлоты, длины волны и цвета. Если так, то перед мозгом стоит грандиозная задача создания феноменального окружающего мира из точек, различающихся по цвету и светлоте. Если непосредственно мы видим только эти точки, если, кроме них, восприятию больше ничего не дано, если к ним сводятся все данные органов чувств, факт восприятия становится почти сверхъестественным.

ДЖЕЙМС МИЛЛЬ О ЗРИТЕЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЯХ
«Когда я отрываю глаза от листа, на котором пишу, из своего окна я вижу деревья, луг, лошадей, быков, а вдалеке — холмы. Любой из этих предметов я вижу в натуральную величину, на истинном удалении, обладающим своей истинной формой, и все это переживается так же непосредственно, как и цвет. Однако философы установили, что от глаза мы не получаем ничего, кроме ощущений цвета... Каким же образом нам тогда удается получить с помощью глаза точные сведения и о величине, и об очертаниях, и об удаленности? Просто с помощью ассоциаций» (Mill, 1829).

Каким же образом, в самом деле?! Милль считал, что с помощью ассоциаций. А другие считали, что с помощью врожденных идей пространства или с помощью рациональных умозаключений, основанных на ощущениях, или с помощью интерпретации данных. А были и такие, которые говорили: посредством спонтанной организации в мозгу приходящих сенсорных сигналов. Модный сейчас вариант ответа звучит так: с помощью компьютероподобной обработки мозгом нервных сигналов. Здесь представлены эмпиризм, нативизм, рационализм, гештальттеория и, наконец, информационный подход. Сторонники этих теорий продолжали бы свой спор до бесконечности, если бы мы не предложили нового подхода к проблеме. Установили ли философы, что «от глаза мы не получаем ничего, кроме ощущений цвета»? Нет. «Ощущения цвета» означают пятна цвета, аналогичные мазкам краски на картине. Восприятие начинается не с этого.

Существование крошечного человечка в мозгу неявно подразумевается даже в той более развитой теории, согласно которой сетчаточное изображение передается в виде сигналов по волокнам оптического нерва. Поскольку эти сигналы передаются в закодированном виде, их нужно будет декодировать. Сигналы являются сообщениями, а сообщения нужно истолковывать. В обеих теориях глаз отправляет, нерв передает, а разум или дух получает. В обеих теориях подразумевается разум, существующий отдельно от тела.

Нет никакой необходимости предполагать, что в процессе перцептивной деятельности что бы то ни было передается по оптическому нерву. Совсем необязательно считать, что в мозг приходит нечто, будь то перевернутая картинка или набор сообщений. Мы можем рассматривать зрение как воспринимающую систему, в которой мозг просто является составной частью. Глаз тоже является частью этой системы, так как сигналы, поступающие на сетчатку, вызывают подстройку глаза, что в свою очередь приводит к изменению сигналов, поступающих на сетчатку, и т. д. Это циклический процесс, а не передача в одном направлении. Система глаз — голова — мозг — тело регистрирует инварианты в структуре объемлющего света. Глаз — не фотоаппарат, который формирует и посылает изображение, равно как и сетчатка — не клавиатура, по которой ударяют пальцы света.

Доводы в пользу того,
что сетчаточное изображение
не необходимо для зрения
Мы привыкли представлять себе глаз в виде темной камеры, на задней поверхности которой — в соответствии с описанием Кеплера — хрусталик формирует перевернутое изображение. У позвоночных и моллюсков глаза действительно устроены так, а вот у членистоногих они устроены по-иному. Глаза членистоногих называют сложными — у них нет ни камеры, ни хрусталика, ни рецепторной поверхности, зато у них есть набор плотно упакованных рецепторных трубочек, называемых омматидиями. Каждая трубочка ориентирована в строго определенном направлении, которое отличается от остальных, что позволяет регистрировать различия в интенсивности для различных направлений. По всей вероятности, такой орган является частью системы для регистрации структуры объемлющего света.

В главе об эволюции зрительных систем (Gibson, 1966b, гл. 9) я продемонстрировал на примере камерного глаза и сложного глаза два различных способа приема светового строя, приходящего из окружающего мира (с. 163 и далее). У камерного глаза есть сетчатка — вогнутая мозаика фоторецепторов, у сложного глаза — выпуклый пучок фоточувствительных световых трубочек. В первом случае в глаз попадает бесконечное число световых пучков, причем каждый из них фокусируется в точку, и их объединение образует непрерывное изображение. Во втором случае в глаз попадает конечная выборка из объемлющего света, и при этом глаз ничего не фокусирует и оптическое изображение в нем не формируется. Однако, если несколько тысяч трубочек упакованы, как в глазу стрекозы, зрительное восприятие оказывается довольно хорошим. За глазом стрекозы нет ничего такого, что мы могли бы увидеть,— ни изображения на поверхности, ни картинки. И тем не менее стрекоза видит окружающий мир.

У зоологов, исследующих зрение насекомых, почтение к оптике, которую они изучали по учебникам физики, настолько велико, что вынуждает их толковать о каком-то неперевернутом изображении, которое якобы формируется в глазу насекомых. Но это понятие одновременно и неясное, и противоречивое. В глазу насекомого нет никакого экрана, на котором можно было бы сформировать изображение. Понятие объемлющего оптического строя, несмотря на то что его не признают оптики,— более подходящее основание для понимания зрения, чем понятие сетчаточ-ного изображения. Регистрация различий по интенсивности в различных направлениях необходима для зрительного восприятия, а формирование сетчаточного изображения — нет.

Понятие оптической информации
То понятие информации, с которым мы все хорошо знакомы, сложилось в результате нашего опыта общения с другими людьми, а не опыта непосредственного восприятия окружающего мира. Мы склонны понимать информацию прежде всего как нечто, что отправляется и принимается. При этом мы предполагаем, что должен существовать какой-то промежуточный процесс передачи, должна существовать «среда» общения или «канал», по которому, как принято говорить, течет информация. Информация в этом смысле состоит из сообщений, знаков и сигналов. В прежние времена сообщения, как устные, так и письменные, посылали с пешими или конными гонцами. Затем была изобретена семафорная система, потом электрический телеграф, потом беспроволочный телеграф, телефон, телевидение и т. п.

ПУТАНИЦА С ИЗОБРАЖЕНИЕМ В ГЛАЗУ
Этой путаницей мы обязаны тому, кто впервые обнаружил, что после удаления наружной оболочки глаза, взятого у только что забитого быка, на его прозрачной сетчатке можно увидеть крошечное цветное перевернутое изображение сцены, на которую был направлен глаз. Мы понимаем изображение как нечто, на что следует смотреть, как картинку на экране. Если мы можем увидеть картинку на сетчатке быка, так почему бы и быку не видеть ее? Путаница налицо.

Одним из последствий этой путаницы является знаменитый вопрос о том, как нам удается видеть мир правильно, в то время как сетчаточное изображение перевернуто. Попытки решить эту проблему экспериментально ни к чему не привели. Сетчаточное изображение не есть что-то такое, что можно увидеть. Из-за того, что проблема была поставлена неверно, трудно понять, каким же результатом завершился известный эксперимент Дж. М. Стрэттона, в котором сетчаточному изображению возвращали правильную ориентацию (Stratton, 1897).

Кроме того, мы поддерживаем связь друг с другом, создавая изображения на поверхностях (глиняных дощечках, папирусе, бумаге, стене, полотне или экране), а также создавая скульптуры, модели или объемные изображения. В деле производства изображений революционную роль сыграло изобретение фотографии, то есть фоточувствительной поверхности, которую можно поместить за линзой на задней стенке темной камеры. В общении подобного рода, которое мы называем графическим, или пластическим, не участвуют ни знаки, ни сигналы, в нем нет сообщений, явно передаваемых от одного индивида другому. В процессе такого общения ничего в явном виде не передается и не сообщается.
Картины и скульптуры предназначены для показа. Из этого следует, что они содержат информацию и делают ее доступной для того, кто на них смотрит. Тем не менее они такие же человеческие творения, как и произнесенные или написанные слова языка. Они поставляют информацию, которая, подобно языковой информации, опосредствована восприятием первого наблюдателя. С их помощью нельзя пережить впечатления, так сказать, из первых рук — только из вторых.

Совершенно иная информация содержится в окружающем нас океане энергии — объемлющая стимульная информация. Информация для восприятия не передается, она не состоит из сигналов и не подразумевает наличия отправителя и получателя. Окружающий мир не общается с живущими в нем наблюдателями. Зачем природе разговаривать с нами? Понимание стимула как сигнала, подлежащего интерпретации, приводит к бессмыслице, к чему-то вроде мировой души, пытающейся добраться до нас.

Мир задан в структуре приходящего к нам света, а воспринимаем мы этот мир или нет — зависит от нас самих. Понять секреты природы — это вовсе не значит разгадать ее код.

Оптическая информация, то есть информация, которую можно извлечь из текучего оптического строя,— это понятие, с которым мы вообще не знакомы. Потакая лености своего ума, мы пытаемся понять восприятие тем же самым способом, каким мы понимаем общение, не выходя за круг знакомых терминов. На сегодняшний день имеется громадное количество литературы, посвященной средствам массовой коммуникации. Многое из написанного на эту тему создано непрофессионалами и туманно по содержанию. У большинства из нас понятие информации сложилось в результате чтения именно такой литературы. Но это понятие информации не будет использоваться в данной книге, потому что нельзя объяснить восприятие, если рассматривать его с точки зрения передачи сообщений. Это совершенно неприемлемый путь. Скорее наоборот: мы не можем сообщить другому информацию о мире, не восприняв предварительно этот мир. И информация, которой мы располагаем при восприятии, радикально отличается от информации, которую мы передаем.

Выводы
Экологическая оптика имеет дело с многократно отраженным светом в среде, то есть с освещением. Физическая оптика имеет дело с электромагнитной энергией, то есть с излучением.

Объемлющий свет, приходящий в некоторую точку воздушной среды, принципиально отличается от излучаемого света, исходящего от точечного источника. Объемлющий свет обладает структурой, тогда как у излучаемого света ее нет. Таким образом, объемлющий свет содержит информацию об отражающих поверхностях, тогда как излучаемый свет может в лучшем случае нести информацию об атомах, от которых он исходит.

Если объемлющий свет не структурирован и не дифференцирован, он не дает никакой информации об окружающем мире, хотя и стимулирует фоторецепторы глаза. Следовательно, есть четкое различие между стимульной информацией и стимуляцией. В нормальных условиях у нас нет ощущений, вызываемых стимулами. Учение о дискретных стимулах неприменимо к обычному зрению.

Было показано, что ортодоксальную теорию формирования изображения на экране, построенную на соответствии между точками, излучающими свет, и точками, в которых он собирается, нельзя принимать за основу при объяснении экологического зрения. Эта теория годится для проектирования оптических инструментов и фотоаппаратов, но было бы большим заблуждением представлять себе таким же образом работу глаза. Одним из наихудших последствий этого заблуждения является вывод о том, что сетчаточное изображение передается в мозг.
Информация, которую можно извлечь из объемлющего света,— совсем другого рода, нежели информация, передаваемая по каналам связи. Вне головы нет никакого отправителя, а внутри нее нет никакого получателя.
Дж.ГИБСОН
экологический подход
к зрительному
восприятию
1979



  • 1

Дискуссия о ПД похожа на горящий торфяник

Джон Гриндер: "...как показывают лучшие современные неврологические исследования, это происходит в участке (V-1) затылочных долей, где двумерный поток импульсов перестраивается, производя трехмерный образ..."

Клизардин: м.б. и что-то подобное, но точно кривенько написано или кривенько пересказано. человеку не нужен трехмерный образ, а нужны, например, знание о том, куда и как можно двигаться из текущего места или же образы неких объектов, с информацией о них.
http://community.livejournal.com/metapractice/22509.html?thread=5543917#t5543917


А я вот все пытаюсь понять - ищу какие-то контексты знания, в который наличие некоего "образа" является категорически необходимым. И они, такие контексты вполне есть. Например:
Метафизические концепции зеркального отражения.
Критическое переосмысление сложившейся метафизической традиции, в которой принцип зеркального отражения используется для описания онтологических и гносеологических отношений между различными родами сущего, является одной актуальных задач современной философии. Метафизика, как “натуралистическое учение о сверхчувственном мире и о его отношении к чувственному” (определение А.Ф. Лосева), имеет своим основанием принцип зеркальности, поскольку связь физического и метафизического, чувственно воспринимаемого и мыслимого представлена в ней как отношение отраженного образа и оригинала. При этом, традиционная метафизическая формулировка сущности истины (адекватность представления в его отношении к предмету) интерпретируется как соответствие зеркального образа отражаемому предмету, а степень их подобия задает меру истинности познания. Интуиция зеркальности служит предпосылкой различных онтологических и гносеологических моделей (от “идеального космоса” античного платонизма до философских теорий рефлексии и отражения), но при этом остаются невыясненными онтологические основания подобных метафизических концепций, а также их семантические, антропологические и культурологические предпосылки. Поэтому возникает необходимость уточнить значение понятия отражения на различных этапах развития философии и установить границы его применимости. Такое исследование может, с одной стороны, служить предпосылкой к созданию феноменологической теории зеркального образа и семиотической модели зеркальных метафор и аналогий отражения; с другой стороны, оно позволит показать необходимость спекулятивного опыта, по крайней мере, на определенном этапе развития философского знания, и оценить перспективы проектов “философии без зеркал” (термин Р. Рорти).
http://ontoimago.spb.ru/article_148.html

Ну а там где обязательно наличие эээ "гносеологического образа", там по нынешним временам эта обязательность "нечаянно" может перескочить из гносеологической плоскости в плоскость даже, например, "политическую".


Re: Дискуссия о ПД похожа на горящий торфяник

А я вот все пытаюсь понять - ищу какие-то контексты знания, в который наличие некоего "образа" является категорически необходимым.
...
При этом, традиционная метафизическая формулировка сущности истины (адекватность представления в его отношении к предмету) интерпретируется как соответствие зеркального образа отражаемому предмету, а степень их подобия задает меру истинности познания.
...


фактически, знания некоторого объекта о том или ином предмете включает
1. набор целей которые хочет достичь субъект при контакте (в рамках) некоторого объекта.
2. набор правил, того как взаимодействовать субъекту с объектом для достижения целей (из 1)
это фактически не знание об объекте, т.к. здесь важен не только объект но и субъект.

пример:
сахар -- это сладкое вещество белого цвета. он ...

в то время, как для некоторого химического процесса "белое и сладкое" не будет адекватным описанием сахара.

почем сахар для народа?

--А я вот все пытаюсь понять - ищу какие-то контексты знания, в который наличие некоего "образа" является категорически необходимым.
--При этом, традиционная метафизическая формулировка сущности истины (адекватность представления в его отношении к предмету) интерпретируется как соответствие зеркального образа отражаемому предмету, а степень их подобия задает меру истинности познания.
--...сахар -- это сладкое вещество белого цвета. он ...


Итак, мы можем рассматривать "сахар":
--на философском уровне
--близко - на уровне психологической "категории"
--на бытовом уровне
--на биологическом
--на поведенческом типа метафор про "сладкое"
--на модельном

...но, ДГ предложил сыграть/разложить такую онтологию, в которой "сахар" как-то рассматривается на нейро-физиологическом уровне - какие изменения в нервной системе вызовет демонстрация сахара субъекту, который оголодал на легкие углеводороды? А никаких проблем, - методически это сейчас отлажено - кладем субъекта в томограф, стимулируем его сахаром/"сахаром" и смотрим в каких отделах НС получили активацию. Но, никакие замеры активации не подтвердят гипотезы, что возбужденные зоны НС будут иметь "содержанием" непременно ВАКОГ-"образы сахара" = что и равняется Первичному Доступу по ДГ.

Т.е. ДГ здесь делает моделисткий "натяг" для формирования простой нейрологической метафоры типа ВАКОГ результирует в содержательные образы на первичных зонах (восприятия) в коре. В 72 году этот натяг м.б. и сошел бы ему с рук. Но уже чуть позже появились эти принципиальные (нобелевские) исследования нейрологии зрительного восприятия от Визела.

И еще ДГ решил сделать из ПД такую гносеологическую "надстройку". ПД у него есть объективен. А мир есть субъективен. Или в другом варианте - ПД у него субъективен, а "мира" тогда у него может быть нет вообще! С такой гносеологической метафизической надстройкой моделирование превращается тот час же в "оружие" эээ например, идеологии глобализма. Или еще в чего такое же. В таком виде моделирование уже не обязано работать "на человека". Оно работает на какие-то "идеологии". И в самом деле - зачем обывателя надо грузить тем, что "сахар" это чисто такой образ на ПД, а есть ли там какой сахар в магазине это еще вопрос? Ведь такая постановка вопроса нормальна для матерого метафизика, но не для обывателя. Для обывателя это рассмотрение противоестественно. И модели из такого противопоставления получаются противоестественные. Например, моделе-шаблон "состояния". Чем вам это не "сахар"? Это неполная модель, ибо БиГи не озаботились отделить "состояния" от всего общего внутреннего ВАГОК. Но, зато "состояния" у них вполне отделены от окружающего мира:
Почем опиум для народа?
http://metanymous.livejournal.com/32338.html


Первичный опыт - рабочее поняте у кого только хочешь

--Фрейд называл первичным опытом
--достаточно странное определение, для эпохи построения и успешной теории нейронных систем. паровоза первично нагревается пар, а вторично эти паром крутятся колеса паровоза. в то же время нейронные системы обрабатывают информацию параллельно, хотя конечно же в нейронных системах вполне выделяется отдельные блоки. хотя весьма сложно сказать, что на некотором этапе будет формироваться первичный опыт, т.к. в нейронных системах границы скорее всего весьма размыты.


А вот посмотри в словари. Как и "образы", - "первичный опыт" используют кто только кому не лень. Но, это точно не техники, физики или кто еще такой. Так что Фред "первичный опыт" скорее всего просто позаимствовал.
Первичный опыт
http://slovari.yandex.ru/Первичный опыт/


Орлы-философы парят в образАх

--Это – лингвистически неопосредованные мысленные карты
--т.е. фактически образы, которые эээ нарушают некоторые лингвистические правила, или точнее работают иначе нежели теория о лингвистических картах. с другой стороны это позволяет заключать о том, что можно наблюдать у человека два подхода к обработке информации:
1. подход один (результаты которого были названы первичным опытом)
2. подход который использует лингвистически опосредованные карты и таким образом образом скорее всего участвуют в вербальной коммуникации.


Я не знаю что такое есть "лингвистически неопосредованные мысленные карты". Как не знаю и что такое есть - "опосредованные мысленные карты". Я не знаю что такое есть "мысленные карты". И я бы не проч все это узнать от Джона Гриндера, но не философ тот Джон Гриндер, нет. Не написал чего-то маломальски понятное на эту тему. Но, зато философы они - орлы в этом вопросе - особенно в вопросе всего "образного":
Психология и метафизика образной сферы человека
В монографии "Психология и метафизика образной сферы человека" предпринята попытка осмысления роли мысленных/вторичных образов (представлений, воображения, сновидений, образов измененных состояний сознания и т.п.) в религиозно-мистическом опыте людей, в отражении ими духовных смыслов бытия, ценностей и отношений философско-мировоззренческого, порядка, областей трансперсонального опыта и т.п. Монография является продолжением и углублением изучения проблем, рассмотренных ранее автором в книге «Психология вторичного образа» (М., ИП РАН, 2007). Углубление анализа затрагивает, прежде все-го, вопросы онтологии и субстанциональности прообраза/источника нравственно-духовного и религиозно-мистического опыта. Образная сфера человека предстает как потенциальная возможность символического созерцания невидимого духовного мира. Вводимое понятие о трансляционной функции образной сферы выражает идею глубинного контакта личности с много-мерными реалиями внешней действительности и собственного внутреннего мира в их единстве. В этой связи на историко-психологическом и культурологическом материале рассматриваются различные классы иллюстраций трансляционности вторичных образов. Особое место занимает святоотеческая православно-христианская традиция, свидетельствующая о «созерцаниях горнего мира», и, вместе с тем, предупреждающая об опасностях искажений в познания духовных смыслов бытия через образных опыт. Исследование спектра проблем психологии и метафизики образной сферы человека приводят в соприкосновение различные ракурсы ее описания, базирующиеся на междисциплинарном научном знания и иных формах человекознания. Это позволяет продвинуть решение ряда теоретических проблем психологии, главные из которых - психология сознания/неосознаваемого, «глубинная» психология самопознания, резервные возможности психики, социальное восприятие, построение картины мира и др. Освещается широкий спектр вопросов, связанных с метафизическими аспектами практической работы с образной сферой в плане личностного развития. Глубоко затронута проблема метафизических аспектов формирования социальных представлений о «глобальной перестройке», в частности, в контексте психоманипулирования и виртуализации внутреннего мира личности. Большое внимание уделено влиянию на человека новых информационных технологий – в связи с информационной экологией и духовно-метафизическими влияниями на внутренний мир личности. Книга рассчитана на всех, кто интересуется проблемой внутреннего мира личности, духовного развития, религиозного опыта, поиском человеком духовно-нравственных основ своего бытия.
http://dusha-orthodox.ru/gostinaya-na-yaroslavskoy/gostev-a.a.-psihologiya-i-metafizika-obraznoy-sferyi-cheloveka.html

На сетчатке глаза нет никакого "образа"

--Зрительный образ разбивается на зоны с приблизительно одинаковой освещенностью и границы между ними. И эти границы возбуждают множество нейронов.
--Гибсон бы здесь обратил внимание, что это работает распознавание градиентов и границ градиентов. т.к. в пределах градиента приблизительно равная освещенность.


Гибсон не занимался вопросами нейрологии зрительного восприятия. Он тем и хорош, что на чисто на онтологическом и экспериментальном уровне как бы предвосхитил все эти находки нейрофизиологов.

--Из-за нее линии могут выглядеть четче, чем они есть на самом деле.
--ну да, мозг просто проводит ээ аппроксимацию изображения по времени, и как результат человек может лучше видеть далекие и маленькие предметы. и в отличии от первичного доступа вполне может быть часть мозга, которая отслеживает колебания тех или иных границ и по результат колебаний и учитывая пространственные искажения, которые вносятся из движения зрачка, будет получать более точные эээ координаты видимых линий.


А ты все-таки целиком пробеги глазами эту замечательную популярную главу из "Разговора с мозгом Нейла" :)

--Из-за нее линии могут выглядеть четче, чем они есть на самом деле
--Чем бы они были, при проецировании например на фотопленку с разрешением как у глаза.


Для нас важно, что детальные исследования нейрологов подтверждают гипотезу Гибсона о том что нет никакого "сетчаточного образа".

нет ни признаков, ни самих изображений, ни и распознани

--Похоже что нейроны разбиваются по колонкам, приблизительно по сотне в каждой, где все они организованы одинаково, по крайней мере у них одинаковая "ориентация". А рядом, другая колонка интересуется совсем другой ориентацией (часто это "соседний" угол наклона, но встречаются скачки к совсем другим углам).

--вот это и есть характерная для нейронных сетей параллельная обработка. признаки изображения распознаются каждой из колон и дальше мозг может работать с этими признаками.
http://community.livejournal.com/metapractice/22509.html?thread=413933#t413933


И ты Брут :) "признаки изображения распознаются каждой из колон и дальше мозг может работать с этими признаками":
-- мозг не распознает никаких "изображений"
--мог не распознает никаких "признаков изображений"

...прямо хоть такой коан гибсоновский пиши: поскольку мозг не распознает признаков изображений, не распознает и сами изображения, то нет и никакого "распознания" - оооуууумммм :)

Re: нет ни признаков, ни самих изображений, ни и распозна

прямо хоть такой коан гибсоновский пиши: поскольку мозг не распознает признаков изображений, не распознает и сами изображения, то нет и никакого "распознания" - оооуууумммм :)

да, объяснение нужно)

понимаю, что моделирование клеток мозга привело к появлению искусственных нейронных сетей (ИНС), которые правда позже были признаны весьма сильно упрощенной моделью нейронов мозга. но в тоже время по отношению ИНС можно говорить о распознавании того или иного образа. это выглядит следующим образом: на входы ИНС подаются некоторые сигналы, на одном из выходов же получается пик, который сообщает, что скорее всего на входах был подан некий образ, о распознавание которого сообщает выход N. Если иной выход окажется активным, то мы можем говорить, что на входы подали другой образ.

другое дело, что распознано м.б. в конечной нейронной сети человеческого мозга, то что нужно спасаться бегством. или целый комплекс эээ суждение об увиденном.

как мыслить вне концепции "образов"?

--прямо хоть такой коан гибсоновский пиши: поскольку мозг не распознает признаков изображений, не распознает и сами изображения, то нет и никакого "распознания" - оооуууумммм :)
--да, объяснение нужно) ... но в тоже время по отношению ИНС можно говорить о распознавании того или иного образа. это выглядит следующим образом: на входы ИНС подаются некоторые сигналы, на одном из выходов же получается пик, который сообщает, что скорее всего на входах был подан некий образ, о распознавание которого сообщает выход N. Если иной выход окажется активным, то мы можем говорить, что на входы подали другой образ.


Так ты загляни в работы:
Половина Нобелевской премии по физиологии и медицине 1981 г. была разделена между Х. и Визелом «за открытия, касающиеся обработки информации в зрительном анализаторе».
http://n-t.ru/nl/mf/hubel.htm
Д.Хьюбел - Глаз, мозг, зрение
http://books4study.info/text-book3741.html

другое дело, что распознано м.б. в конечной нейронной сети человеческого мозга, то что нужно спасаться бегством. или целый комплекс эээ суждение об увиденном.

Ну, во-первых в мозгах ничего не обозначено типа "это конечная нейронная сеть". И другие "сети" никакие не обозначены. И ты, кажется, не очень-то четко представляешь как такие исследования делают и что в таких исследованиях является "выходом N". На выходе клеточниый потенциал снятый одиночным электродом. Ну, - десятком электродом. Но сотней - вряд ли. И вот подал ты на "вход" какой-то образ пусть той же "бабушки". А с сотни электродов снял потенциал. Пятьдесят отреагировали. И что делать дальше? И как из этой информации о активации полсотни электродов получить "портрет бабушки"?

Так вот, представлениям об "образе", "картине" и прочем мы обязаны только тому что мы можем нарисовать какие-то картинки. Все остальные привычные соскальзывания на упоминания образов/картинок происходят чисто аллегорически/автоматически. Вот по ссылке выше некий живописатель нобелевских достижений вдруг рааааз и перескочил на привычные аллегории:
В результате своих экспериментов Х. и Визел обнаружили, что зрительные центры коры головного мозга организованы в виде периодических вертикальных комплексов, которые они назвали доминирующими зрительными столбиками и столбиками ориентации. В этих столбиках нервных клеток происходит необходимое двоякое преломление информации, переданной от сетчатки в зрительные центры. Доминирующие столбики объединяют нейрональные импульсы от обоих глаз, в то время как столбики ориентации трансформируют циркулярные рецептивные поля сетчатки и коленчатых тел в линейные рецептивные.

Х. и Визел обнаружили, что в этой переработке информации участвует целая иерархия простых, сложных и очень сложных нервных клеток, которые функционируют, по мнению ученых, согласно принципу возрастающей или прогрессивной конвергенции.

Принцип прогрессивной конвергенции объясняет, как в зрительной области коры головного мозга могут создаваться законченные образы из многочисленных отдельных битов информации, поступающих от нейронов сетчатки. Аналогичным образом могут быть организованы другие функциональные центры коры головного мозга.
http://n-t.ru/nl/mf/hubel.htm

Как это так? Откуда взялись "многочисленные отдельные биты информации"? В работах лауреатов нет никаких "битов". Откуда взялись "законченные образы"? Лауреаты исследовали первичную зрительную кору и показали что в ней нет никаких образов! Но тем не менее. Мыслить о том, что нервная система не воспринимает и не создает никаких "образов" - так мыслить очень непривычно. Поэтому и не мыслят ничего вне системы представлений об "образах".

везде есть "бабушка", только с разными "подробностями"

--Нейрон, столь специализированный, что отвечает только за вид вашей бабушки - это, увы, из области нейромифологии для начальников в деловых костюмах.

--он вполне могли бы и существовать, но нейронные сети достаточно гибки, чтобы работать и с некоторым набором признаков и уже в дальнейшем обрабатывать их, а не создавать очень сложные отдельные нейроны или группы нейронов, которые бы занимались распознаванием лица бабашки Нейла. сложность обработки достигается не путем создания нейронов с сильной (и очень редкой) специализацией. просто это проще для:) природы.
http://community.livejournal.com/metapractice/22509.html?thread=5545965#t5545965


Поскольку нет образа "бабушки", то нет и признаков "бабушки". А вот твоя "нейронная сеть" вполне заточена создавать как раз иерархические системы распознавания признаков - такие что у них вполне на вершине алгоритма распознавания может быть такой "нейрон бабушки". Вложенные системы инвариантов больше похожи на какие-то "фрактальные" композиции. А у таких совсем другой принцип организации "иерархии". У такой "иерархии" что на ее "верху", что и "внизу" все одно и тоже. Только с разными "подробностями". Ну, и в итоге популярная книга:
Разговор с мозгом Нейла
Нейронная природа Мышления и Языка
Copyright 1994 by William H. Calvin and George A. Ojemann.
http://members.fortunecity.com/dmg2050/bk7ch13.htm

...она в достаточной мере "научно" показывает, что в первичной зрительной коре:
--нет образов и тем более нет никакого первичного доступа
--поискать такие источники перед написанием соответствующей главы Шепчуших/шепота на ветру Гриндеру ничего не стоило - набрал запрос типа про "образы в первичной коре" и выскочил на данную или другую похожую книгу. Если мне память правильно подсказывает, лично я ее нашел примерно таким путем
--а из вышесказанного следует, что ничего такого Гриндер не искал - его построения про ПД носят метафизический, идеологический и даже м.б. "политический" характер

  • 1