?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Double bind (4) КУЛЬТУРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИ ИЗУЧЕНИИ ШИЗОФРЕНИИ
PUSH
metanymous wrote in metapractice

Бейтсон Г., "Культурные проблемы, возникающие при изучении шизофрении" // Консультативная психология и психотерапия, №2. 2010.

Стабильное состояние с точки зрения антропологии и психиатрии
Сразу после Второй мировой войны произошли существенные сдвиги всей теоретической структуры наук о поведении. Именно в эти годы кибернетика, теория информации и теория игр предоставили нам совершенно новые и гораздо более строгие модели для размышлений о социальных и межличностных процессах. Довольно грубые концепции равновесия, которые мы разрабатывали до войны, были замещены более строгими и более гибкими идеями, связанными с понятием стабильного состояния, которые следует использовать применительно к тем видам равновесия, которые поддерживаются гомеостатическими механизмами.


Вот пример таких перемен: полевые исследования в сообществах Новой Гвинеи демонстрируют нам работу двух процессов. С одной стороны, наблюдаются различные виды симметричного соперничества между индивидуумами и группами. Очевидно, что такие серии состязательных взаимодействий могут прогрессировать и в конечном счете становиться патогенными. Если состязательное поведение (индивидуума или группы) A провоцирует к состязанию соответствующую единицу B и наоборот, то система должна идти к разрушению, если только не возникает некоторый корректирующий феномен. С другой стороны, второй наблюдающийся процесс включает комплементарные мотивы (например, доминирование-подчинение, демонстрирование-рассматривание, оберегание-зависимость), где поведение B согласуется, но не совпадает с поведением A.

Более того, оказывается, что эти комплементарные мотивы служат своего рода психологическими инверсиями симметричных мотивов. Если A и B находятся в симметричных отношениях, и A в некотором психологическом аспекте опережает B, то B будет отвечать попытками нагнать А. Если же A и B находятся в комплементарных отношениях и B отстал, он будет продолжать отставать. Можно сказать по-другому: в симметричных отношениях стимулом для агрессии A является сила B, тогда как в комплементарных отношениях A проявляет агрессию при виде слабости B.

Этот психологический контраст между двумя мотивами человеческих взаимоотношений дал начало гипотезе, объясняющей тот факт, что в культуре, где высоко развиты оба мотива, ни один мотив не может достичь интенсивности, разрушительной для системы. Гипотеза заключалась в том, что культура поддерживает психологическое равновесие посредством балансировки этих двух противоположных процессов, любой из которых сам по себе привел бы к ее разрушению. Однако никак не удавалось объяснить, как получается, что две этих тенденции имеют равную силу.

Когда данные были пересмотрены с точки зрения теории стабильного состояния, стало очевидно, что для баланса этих двух противоположных тенденций не требуется их простое совпадение. Дело в том, что чрезмерное симметричное поведение активизирует ритуалы, акцентирующие комплементарность и наоборот.

Подробный анализ подобного явления был опубликован (Bateson, 1936, 1958). Здесь нам достаточно представить две идеи, связанные с концепцией стабильного состояния: 1) прогрессирующие изменения в любом направлении должны неизбежно разрушить существующее положение дел; 2) система, возможно, содержит гомеостатические петли (они же петли обратной связи), которые ограничивают или перенаправляют эти процессы, в противном случае разрушительные.

Разумеется, не все стабильные состояния желательны, и не все необратимые изменения нежелательны. Если у вас создалось подобное впечатление, то только потому, что картина была намеренно сильно упрощена за счет исключения больших гештальтов или контекстов, и особенно тех, которые включают длительные периоды времени. Гомеостаз новогвинейской культуры, которая была здесь кратко проанализирована, в равной степени способен удерживать эту культуру от адаптивных изменений к условиям двадцатого века. Стабильное состояние, которое, с одной стороны, столь прекрасно сбалансировано, в более широком контексте может привести к гибели системы. Нормы культуры могут быть таковы, что в длительной перспективе она не сможет ужиться с соседями, или не сможет существовать в более широкой структуре окружающей индустриальной цивилизации. В таком случае приходится заключить, что с точки зрения этих более широких обстоятельств гомеостаз нежелателен.

Вот конкретная иллюстрация: существующие на Новой Гвинее ритуалы комплементарного поведения, корректирующие чрезмерное симметричное соперничество, включают сексуальный трансвестизм. Вполне возможно, что эти ритуалы могут быть запрещены миссионерами или западным правительством. В подобном случае подчинение правительству означает риск внутреннего разрушения.

Этот общий теоретический подход непосредственно применим к проблемам шизофрении. Мы только что показали, каким образом культура может попасть в "даблбайнд" (double bind). С точки зрения культуры, она стоит либо перед внешним уничтожением, либо перед внутренним разрушением. Дилемма построена так, что становится дилеммой само-сохранения в самом буквальном смысле. Прежнее "Я" (self) не может выжить ни при каких обстоятельствах. Любой выбор сулит либо уничтожение со стороны окружающей среды, либо муки внутреннего разрушения. Даже если культура делает выбор в пользу внешней адаптации и совершает подвиг необходимой внутренней метаморфозы, то, что выживет, будет уже другим "Я".

Это краткое описание персонифицированной культурной системы показывает механизм разрушительного воздействия даблбайнда на самоидентичность.
http://double-bind.livejournal.com/51467.html




  • 1

Битва вокруг вопроса, чье "Я" должно быть разрушено.

Оставим пока идентифицированного, открыто шизофренического члена семьи, которого я изобразил в противостоянии с "родителем". Вообще говоря, ему приходится иметь дело с двумя родителями, и теперь я должен описать семейную систему с их точек зрения.

Один из пациентов, с которым мы много работали, в День матери [3] послал своей матери покупную открытку с текстом "Той, что была мне как мать". Делая так, он, конечно, помещал ее в даблбайнд. С ее точки зрения, над любым ее будущим спонтанным материнским проявлением нависла угроза пере-маркирования (возможно, незаслуженного) как какой-то театральной игры и лицемерия, не идущего от сердца. Вне зависимости от того, насколько заслуженной была колкость сына, она угрожала "Я" матери. Она немедленно приехала в больницу с открыткой в руке "узнать, что он имел в виду". Проявив исключительное мужество сын смог сказать, что хотел "слегка ее уколоть", но такого ответа она принять не смогла. Она довела сына до полного замешательства и вынудила у него признание, что это было "сплошное недоразумение" (Haley, 1959).

Этот пример иллюстрирует одну из наиболее разрушительных форм даблбайнда, а именно, нападение на спонтанность или искренность. Она открыто используется родителем, когда идентифицированный пациент делает что-то, что может показаться щедрым или добрым. "Ты сделал это только чтобы понравиться. На самом деле ты этого не хочешь" или даже: "Ты сделал это только потому, что я тебя попросила". Верно и обратное: любой врач, имевший дело с явными психотиками, знаком с (часто завуалированным) недоверчиво-агрессивным отношением пациента к мотивам и спонтанности врача. Характерно, что этот вид даблбайнда противопоставляет внутренние процессы разума или души внешнему открытому поведению, что ставит жертву точно в то же положение, которое я рассматривал в связи с новогвинейской культурой: если не принести в жертву внутреннего человека, то внешнее поведение накликает уничтожение.

Фактически, навязывание даблбайнда - это битва вокруг вопроса, чье "Я" должно быть разрушено. Базовой характеристикой такой семьи, разделяемой всеми вовлеченными членами, является допущение, что в этой битве "Я" уже разрушено или может быть разрушено —- а потому битва должна продолжаться [4]. Как писал Льюис Кэрролл: "Раз Твидлдум и Твидлди договорились драться..."

Однако в изученных нами семьях мы обнаружили почти повсеместное скрытое соглашение родителей отрицать существование подобной борьбы. Идентифицированный пациент может знать о борьбе, но не смеет о ней упоминать. В конце концов, семья не пребывает в изоляции. Она -- часть большего сообщества и имеет разнообразные внешние контакты, что держит "психически здоровых" членов семьи в постоянной тревоге. Один пациент точно выразил суть дела, когда я спросил его, чего больше всего боится его мать. Он ответил "неослабительная бдительность" [5], искусно соединив в едином неологизме как ее направленный вовне страх потери престижа в глазах соседей в случае ослабления контроля над своей физиологией, так и ее внутренний страх перед возможной реакцией своего кишечника в ответ на попытки его контролировать.


Edited at 2013-09-29 04:08 pm (UTC)

  • 1