?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Моделируем эмоции (11) Нейрология стресса
И
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/325611.html
Оригинал взят у onmioji в Как «плавится» мозг
Оригинал взят у dalaam в Как «плавится» мозг

Работа совокупности нейронов, обеспечивающих осознанный самоконтроль, легко нарушается даже при действии слабого стресса. После этого управление нашим поведением переходит к более древним структурам, вызывающим состояние умственного ступора и способствующим импульсивным поступкам.

Вступительный экзамен в медицинский институт представляет собой пятичасовой обстрел сотнями вопросов, которые даже у наиболее подготовленных претендентов часто вызывают замешательство и тревогу. У некоторых будущих врачей подобное неослабевающее напряжение приводит к заторможенности, при которой они соображают крайне медленно или вообще лишаются способности думать. Всем известно данное состояние, имеющее массу различных названий: ступор, мандраж, трясучка, беспамятство - и десяток других аналогичных «терминов», описывающих хорошо знакомое многим ощущение, когда человек теряет способность говорить, писать и связно мыслить в процессе долгого экзамена.

В течение многих десятилетий ученые полагали, что представляют себе процессы, происходящие в мозге человека в ходе тестирования или допроса. Однако исследования последних лет открыли совершенно новую главу в изучении физиологии стресса. Реакция на стресс - это не только первичный ответ, характерный для многих видов животных от саламандры до человека и вызывающий нарушения работы некоторых участков мозга. Стресс может влиять и на когнитивные функции нашего мозга, негативно воздействуя на деятельность тех зон, которые достигли наивысшего развития у приматов.



В старых учебниках говорится, что гипоталамус (эволюционно древняя структура, расположенная в основании мозга) реагирует на стресс, посылая сигналы гипофизу и надпочечникам, которые выбрасывают в кровяное русло волну гормонов. Под их влиянием пульс учащается, артериальное давление повышается, аппетит пропадает. Однако недавние исследования выявили удивительный факт: в реакции на стресс также участвует и префронтальная область коры - зона мозга, находящаяся непосредственно за лобной костью и выполняющая функции центра управления нашими высшими когнитивными способностями, в число которых входят концентрация внимания, планирование, принятие решений, понимание ситуации, формирование суждений и способность восстанавливать в памяти прошлые события. Префронтальная кора - наиболее эволюционно молодая область мозга, и она особенно чувствительна даже к мимолетным тревогам и страхам, с которыми мы сталкиваемся ежедневно.

Когда все идет хорошо, данная структура выступает в роли координатора, удерживающего в узде наши основные эмоции и импульсы. Но сильный и неконтролируемый стресс, как показали новые исследования, приводит к запуску каскада биохимических реакций, ослабляющих влияние префронтальной коры, в результате чего поведение начинают контролировать более эволюционно древние зоны мозга. По сути, под действием стресса власть над нашими мыслями и эмоциями переходит от префронтальной области - структуры более высокого уровня к гипоталамусу и еще более архаичным участкам мозга. По мере того как эти древние зоны мозга берут на себя управление, нас начинают охватывать парализующий страх или импульсы, которые обычно подавляются сознанием: неумеренное желание есть, употреблять дурманящие вещества или устроить попойку прямо в магазинчике возле дома. Проще говоря, мы теряем над собой контроль.

Сейчас появляется все больше данных о том, что сильный стресс может заметно нарушать работу высших «руководящих» структур в мозге человека. И теперь исследователи не просто пытаются понять, что происходит в голове человека, когда его охватывает ступор, но и стремятся разработать медикаментозные средства и определенные поведенческие приемы, позволяющие сохранять самообладание в любых обстоятельствах.

Вопрос, почему мы иногда теряем над собой контроль, волновал исследователей на протяжении десятилетий. После Второй мировой войны ученые пытались проанализировать, почему хорошо обученные в условиях мирного времени пилоты совершали грубые и фатальные ошибки в горячке воздушного боя. Подобные исследования велись и позже. Однако то, что на самом деле происходит внутри черепной коробки человека, оставалось тайной до тех пор, пока относительно недавно не появился новый метод исследования мозга - томография. Зафиксированный при сканировании всплеск активности в префронтальной области показал, насколько уязвим «высший контролирующий орган».

Префронтальная кора столь чувствительна к стрессу из-за своего специфического статуса в иерархии структур мозга. Это наиболее эволюционно молодой участок коры, у человека развитый в гораздо большей степени, чем у обезьян, и составляющий практически треть коры. Он созревает позже, чем любая другая зона мозга, и окончательно формируется только к концу подросткового периода. Нейроны префронтальной области образуют сеть, отвечающую за абстрактное мышление и способность концентрироваться, а также за сохранение информации в нашем мысленном «блокноте для заметок» - кратковременной памяти. Данная зона работает как временное хранилище информации, позволяя нам, например, удерживать в памяти сумму чисел, которую необходимо перенести в следующую колонку при сложении в столбик. Она обеспечивает также осознанный контроль и подавляет действия, не соответствующие мыслям.

Работа нейронного контролирующего центра осуществляется с помощью обширной внутренней сети связей между особыми нейронами треугольной формы, которые называются пирамидными клетками. Они обеспечивают и связи с более глубокими участками головного мозга, контролирующими наши эмоции, желания и привычки. Когда мы находимся в нормальном, не стрессовом состоянии, эти схемы работают параллельно, не мешая друг другу. Кратковременная память напоминает нам, что определенное дело необходимо сделать к следующей неделе, а другая сеть нейронов посылает сигнал в более глубокие участки мозга, оповещая, что от следующего стакана вина, возможно, лучше воздержаться. Тем временем сигнал, посылаемый миндалине (структуре, расположенной глубоко в мозге и отвечающей за реакцию страха), обеспечивает нам уверенность, что вон тот огромный верзила, приближающийся по тротуару, вовсе не собирается нападать на нас.

Поддержание этой системы в состоянии постоянного обмена импульсами - тонкий процесс, который легко нарушить, поэтому когда на мозг обрушивается стресс, даже небольшие обусловленные им изменения в нейрохимической среде могут мгновенно ослабить связи внутри сети. В ответ на стресс нейроны ствола мозга начинают выбрасывать потоки биологически активных веществ, вроде норэпинефрина и дофамина, наводняя ими мозг. Возрастание концентраций сигнальных веществ в префронтальной коре блокирует генерацию импульсов ее нейронами, в том числе и потому, что на время выходят из строя синапсы, т.е. места соприкосновения нейронов. Активность сети снижается, как и способность сознательно управлять поведением. Данные эффекты только усиливаются, когда маленькие железы, расположенные возле почек, надпочечники, по команде гипоталамуса начинают выделять в кровь гормон стресса кортизол, посылая его в мозг. В таких обстоятельствах самоконтроль становится крайне сложной задачей.

Выражение «сохранять спокойствие» довольно точно описывает лежащий в основе биохимический процесс. Нейронные структуры префронтальной коры (независимо от способности концентрировать кратковременную память на текущей деятельности) могут вопреки действию лавины нейротрансмиттеров, синтезированных в глубинных зонах мозга, сдерживать возникновение волны неконтролируемых эмоций - приступа паники.

Наше исследование, показавшее, насколько легко можно нарушить работу префронтальной коры, началось около 20 лет назад. Эксперименты на животных, проведенные Арнстен вместе с недавно погибшей Патрицией Голдман-Ракич (Patricia Goldman-Rakic) из Йельского университета, были одной из первых работ, проиллюстрировавшей, как нейрохимические изменения, происходящие под действием стресса, могут быстро блокировать часть функций префронтальной коры. Ученые выявили, что после того как на нейроны префронтальной коры обрушивается волна нейротрансмиттеров и гормонов стресса, связи между ними ослабляются, а генерация нервных импульсов прекращается. В то же время зоны, расположенные в глубине мозга, напротив, начинают все сильнее влиять на наше поведение. Дофамин достигает ряда структур, называемых базальными ядрами, которые расположены глубже в мозге и контролируют сильные желания и обычные эмоциональные и двигательные реакции. Базальные ядра руководят нашим поведением не только тогда, когда мы едем на велосипеде и сохраняем равновесие, но и в моменты, когда мы потворствуем вредным привычкам, например заставляя нас тосковать по запретному мороженому. В 2001 г. Бенно Розендал (Benno Roozendaal) из Университета Гронингена в Нидерландах, Джеймс Макгоф (James McGaugh) из Калифорнийского университета в Ирвайне и их коллеги обнаружили сходные процессы в миндалевидном теле - еще одной эволюционно древней структуре. В присутствии норэпинефрина или кортизола миндалина вводит большую часть нервной системы в состояние готовности к встрече с опасностью, а также усиливает воспоминания, связанные со страхом и другими эмоциями.

Теперь подобные исследования дополнены данными, полученными в работе с людьми. Проведенные эксперименты показали, что некоторые индивиды из-за своих генетических особенностей или под влиянием предыдущего опыта оказываются более уязвимыми к стрессу, чем другие. В норме после того, как дофамин и норэпинефрин отключают обеспечивающие высшие функции префронтальной коры нейронные цепи, ферменты начинают разлагать молекулы этих веществ, так что подобное состояние не сохраняется надолго, и после прекращения стрессирующего воздействия наш мозг быстро возвращается к обычной работе. Однако некоторые формы генов способны кодировать менее эффективные варианты ферментов, из-за чего носители данных аллелей могут быть более уязвимыми для стресса и, в некоторых случаях, в отношении отдельных психических заболеваний. Аналогичным образом восприимчивость могут усиливать определенные факторы окружающей среды, например отравление свинцом, которое частично воспроизводит реакцию на стресс и влияет на когнитивные функции.

В настоящее время ряд ученых занимаются исследованием процессов, которые запускаются в случае, если приступ в префронтальной коре длится в течение нескольких дней или недель. Хронический стресс расширяет влияние запутанной сети связей между нейронами в наших наиболее глубинных центрах эмоций, тогда как зоны, обеспечивающие способность рассуждать - от осмысления философии Иммануила Канта до банальных арифметических расчетов, - постепенно отключаются.

В таких условиях дендриты (разветвленные отростки нейронов, принимающие сигналы) в архаичной миндалине увеличиваются в размерах, а дендриты нейронов префронтальной коры, наоборот, уменьшаются. Джон Моррисон (John Morrison) из Медицинской школы Маунт-Синай и его коллеги показали, что дендриты префронтальной коры после прекращения действия стресса способны снова восстанавливаться, но такая способность может исчезнуть, если стресс был особенно сильным. Одна из сотрудниц нашей группы (Раджита Синха) обнаружила свидетельства существования этого процесса и у людей, выявив, что сокращение объема серого вещества в префронтальной коре было связано с предшествующим сильным и продолжительным стрессом.

Подобная цепь молекулярных превращений делает нас более восприимчивыми к последующему стрессу и, вполне вероятно, способствует развитию зависимости от химических препаратов и алкоголя, депрессии и тревожности, включая синдром посттравматического стрессового расстройства. Как выяснилось, пол человека также влияет на реакцию на стресс. У женщин гормон эстроген может усиливать чувствительность. Например, как показала одна из нас (Кэролайн Мэзыор) в соавторстве с другими исследователями, повседневный стресс у женщин в большей степени, чем у мужчин, способствует развитию депрессии и снижает устойчивость к таким пристрастиям, как курение. У мужчин же стресс может сильнее влиять на проявление страстей и стереотипное поведение, которые определяются работой базальных ядер.

Большую часть исследований по определению влияния стресса на функционирование связанных с самоконтролем зон префронтальной коры еще только предстоит провести. Некоторые ученые сейчас пытаются установить, как на работу префронтальной коры влияют другие нейромедиаторы. Тревор Роббинс (Trevor W. Robbins) и Анджела Роберте (Angela Roberts) из Кембриджского университета возглавляют группу, стремящуюся выяснить, может ли серотонин, играющий ключевую роль в развитии депрессии, посредством действия на префронтальную кору влиять на стресс и чувство тревоги. Подобные исследования представляют собой непростую задачу, поскольку современные этические нормы проведения экспериментов с людьми требуют, чтобы последние не попадали в ситуации экстремального психологического стресса и, помимо возможности в любой момент прервать опыт, просто сказав: «Стоп!», могли контролировать ситуацию эксперимента. Таким образом, обстановка опыта совершенно перестает напоминать реальную жизнь со всеми ее стрессами. Однако несколько лабораторий добились успеха в имитации эффектов неконтролируемого стресса у испытуемых, показывая им фрагменты фильмов ужасов или добиваясь проявления соответствующих реакций путем обращения с просьбой кратко рассказать о своих собственных стрессирующих переживаниях.

Последний вопрос, до сих пор приводящий в растерянность специалистов, связан с тем, почему мозг имеет подобные встроенные механизмы, ослабляющие его высшие когнитивные функции. Мы до сих пор не знаем наверняка, но, возможно, переключение на уровень древних примитивных реакций оказывается спасительным в ситуации, когда в кустах вокруг человека могут скрываться дикие хищники. Если вы внезапно увидите мелькнувшего в лесу тигра, гораздо эффективнее будет затаиться, чтобы он вас не заметил, а не вспоминать стихи Уильяма Блейка.

При отключении нейронных сетей высшего порядка, которые обеспечивают способность мыслить, но работают медленнее, примитивные нервные пути дают нам возможность мгновенно остановиться или без промедления сорваться с места и спасаться бегством. Такие механизмы могут выполнять сходную функцию и в случае нашей встречи с опасностями современного мира - скажем, когда нас «подрезает» безрассудный водитель и необходимо резко вдавить в пол педаль тормоза. Однако если мы останемся в этом состоянии надолго, функции префронтальной коры будут ослаблены, и подобные помехи окажут разрушительное действие в обстоятельствах, когда мы должны будем принимать обдуманное решение при резком ухудшении состояния здоровья кого-то из близких или в процессе организации серьезного мероприятия.

Вполне логично, что по мере выяснения причины возникновения умственного ступора продвигается вперед и разработка методов борьбы с ним. Ученые надеются, что новые данные о биохимии процесса, переводящего мозг из состояния прогрессивных размышлений к состоянию зависимости от архаичных рефлексов, могут привести к созданию эффективных средств лечения расстройств, связанных со стрессом. Некоторые из недавних открытий лишь подтвердили то, что уже было известно. Например, выработка у солдат и сотрудников экстренных служб автоматических реакций, необходимых для выживания, связана с работой базальных ядер и других древних структур мозга, имеющихся у животных. А новые исследования на животных показали, что чувство психологического контроля (которое становится второй натурой солдата или врача скорой помощи) оказывается решающим фактором в способности противостоять стрессирующим обстоятельствам. По аналогии тех, кто чувствует себя уверенно перед аудиторией, публичные выступления лишь бодрят; другим они не приносят ничего, кроме ужаса и «столбняка мыслей».

Методы тренировки сержантов в американской армии были сначала опробованы в исследованиях на животных. Эксперименты показали, что молодые особи вырастают более устойчивыми к стрессу, если в онтогенезе они имели опыт многократного успешного сопротивления слабому стрессу. Аналогичные данные были получены и в исследованиях на людях. Теперь доказано, что успешное разрешение сложной ситуации может привести к повышению стрессоустойчивости. Напротив, если дети в стрессовой ситуации сталкиваются с непреодолимыми препятствиями, то во взрослом состоянии они оказываются более уязвимыми по отношению к стрессу и склонными к развитию депрессии.

В лабораториях постепенно разрабатываются и новые методы медикаментозного воздействия. Лечение празозином (стандартным препаратом, назначаемым при гипертонии и частично блокирующим действие норэпинефрина) было опробовано на ветеранах военных действий и представителях мирного населения с посттравматическим стрессовым расстройством и дало положительные результаты. Также выяснилось, что празозин ослабляет алкогольную зависимость и количество потребления спирта. Самые последние исследования в этой области, проведенные Шерри Макки (Sherry МсКее) и коллегами из Йельского университета, выявили, что другое распространенное лекарство от гипертонии под названием гуанфацин может ослаблять некоторые реакции, связанные со стрессом, и усиливать работу нейронных комплексов префронтальной коры, помогая людям, например, удерживаться от курения во время стрессовых ситуаций. Более того, многие лаборатории доказали, что реакцию на стресс могут ослабить определенные стратегии поведения, такие как расслабление, глубокое дыхание и медитация.

А что же с чувством самоконтроля? Вероятно, изучение процессов реакции мозга на стрессирующее воздействие позволит людям ощущать, что они могут контролировать ситуацию. Так что в следующий раз, проходя тест или выступая публично и почувствовав накатывающий ступор, вы, быть может, скажете себе: «Это всего лишь механизм защиты от притаившегося в кустах тигра». Возможно, это позволит вам почувствовать себя более уверенно, даже если и не подскажет правильного ответа на экзаменационный вопрос.

Авторы:

Эми Арнстен (Amy Arnsten) - профессор нейробиологии в Йельской медицинской школе. Ее исследования биохимических изменений в префронтальной коре, обусловленных стрессом и возрастом, привели к открытию новых способов лечения посттравматического стрессового расстройства и синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

Кэролайн Мэзьюр (Carolyn М. Mazure) - профессор психиатрии и психологии, декан факультета психиатрии и психологии Йельской медицинской школы, основатель и руководитель Йельского междисциплинарного исследовательского центра женского здоровья.

Раджита Синха (Rajita Sinha) - профессор психиатрии в Йельской медицинской школе, руководит Йельским центром исследования стресса, который уделяет наибольшее внимание изучению влияния стресса на поведение.

По материалам журнала В Мире Науки






  • 1

Высшие функции Сознания, Бессознательного, Подсознани

Работа совокупности нейронов, обеспечивающих осознанный самоконтроль, легко нарушается даже при действии слабого стресса. После этого управление нашим поведением переходит к более древним структурам, вызывающим состояние умственного ступора и способствующим импульсивным поступкам.

Сходу отмечаем. Авторы статьи/журналисты используют модель, как мы это называем: «моно-психики». Это значит, что все психические процессы проистекают в границах одного сознания.

Мы в метапрактике исходим из модели «бинарной психики». Это означает, что даже высшие ментальные процессы, например, указанный «самоконтроль», могут происходить в русле сознания. А могут – вне пределах сознания. В подсознании, в бессознательном, структура которых может быть не менее/даже более сложной, недели структура сознания.
Поэтому, уменьшение сознательного контроля под воздействием даже слабого стресса вовсе не влечет с гарантией умственный ступор или же примитивные импульсивные действия/поступки. Последние просто свидетельствуют о слабой обученности/вовлеченности подсознательных/бессознательных высших ментальных функций активности в ситуациях стресса у конкретных групп испытуемых.

Стресс + высшие ментальные функции подсознания

Вступительный экзамен в медицинский институт представляет собой пятичасовой обстрел сотнями вопросов, которые даже у наиболее подготовленных претендентов часто вызывают замешательство и тревогу. У некоторых будущих врачей подобное неослабевающее напряжение приводит к заторможенности, при которой они соображают крайне медленно или вообще лишаются способности думать. Всем известно данное состояние, имеющее массу различных названий: ступор, мандраж, трясучка, беспамятство - и десяток других аналогичных «терминов», описывающих хорошо знакомое многим ощущение, когда человек теряет способность говорить, писать и связно мыслить в процессе долгого экзамена.

Вступительный экзамен в медицинский институт является крайне своеобразной моделью, которая требует именно «сознательного» контроля над высшими ментальными функциями. Экзамен в медицинском вузе «по специальности» типично предполагает «фотографическое» воспроизведение огромного объема информации «по памяти». Разумеется, пользоваться памятью гораздо проще в спокойном состоянии, нежели в состоянии стресса.

Однако, наш предок формировался в совершенно иных условиях, когда стресс и необходимость по максимуму использовать память всегда шли рука об руку. Это позволяет предположить, что существуют вполне рабочие/природные механизмы использования памяти, которые стресс нисколько не уменьшает, но даже увеличивает.

Для наглядности возьмем в качестве рассмотрения пример другого экзамена – экзамена в на гуманитарном факультете по истории, на котором надо по памяти воспроизвести огромную базу исторических данных с сопутствующей краткой справкой к ним [Ткачев А.В. "Три примера использования технологии нейро-лингвистического программирования при решении учебных проблем студентов" // Психологическое сопровождение подготовки специалистов в вузе. Материалы научно-практической конференции 10-14 января 1988г (Отв. ред. П.Е. Рыженков). С. 125 - 139.] :

(1) Студент, испытывающий острый экзаменационный стресс от ситуации реализации последней многократной попытки пересдать экзамен «по датам» был подвергнут оперантному формированию его памяти на предмет повышения ее эффективности ПРИ СОХРАНЕНИИ ЭКЗАМЕНАЦИОННОГО СТРЕССА.

(2) Никакими прямыми либо косвенными действиями экзаменационный стресс у данного студента не снимался.

(3) Общая концепция действий по подготовке к последней пересдачи экзамена выглядела примерно следующим образом: «Ранее, вы учили даты используя свое сознание и потерпели полное фиаско. Теперь, вместо вашего сознания будет работать ваша ПАМЯТЬ. Если вы не будете ей мешать, память сама справится с двумя задачами - запоминанием дат и выдачей правильных ответов на экзамене».

В итоге, трясущийся от стресса и проклинающий свою выбранную специальность студент экзамен сдал не просто «хорошо». Но, «очень хорошо». Фактически, ему не поставили отличной оценки только из-за предшествующих проваленных заходов на экзамен.


Edited at 2012-11-20 10:57 am (UTC)

Сомнительная ценность «разгона» процессора сознания

В течение многих десятилетий ученые полагали, что представляют себе процессы, происходящие в мозге человека в ходе тестирования или допроса. Однако исследования последних лет открыли совершенно новую главу в изучении физиологии стресса. Реакция на стресс - это не только первичный ответ, характерный для многих видов животных от саламандры до человека и вызывающий нарушения работы некоторых участков мозга. Стресс может влиять и на когнитивные функции нашего мозга, негативно воздействуя на деятельность тех зон, которые достигли наивысшего развития у приматов.

Опять не понятно. Почему они называют реакции на стресс «нарушением»? Почему не назвать это, например, «торможением»? Или даже «перераспределением»? Но, если мы вспомним, что в ментальности самих исследователей «высшие» функции сознания представляют запредельную и вне-научную ценность, тогда все становится на закономерные места.

Если функции «сознания» эээ мистически сверхценны, тогда их даже временное ослабление активности/интенсивности будет расцениваться как «нарушение».

Вызывает сомнение, концепция, по которой функции сознания надо «разгонять» по их интенсивности типа как скорость процессора компьютера.


Edited at 2012-11-20 12:20 pm (UTC)

САМОЙ РАЗУМНОЙ ЧАСТИ КОРЫ ОТКАЗЫВАЮТ В ПРАВЕ УПРАВЛЕН


В старых учебниках говорится, что гипоталамус (эволюционно древняя структура, расположенная в основании мозга) реагирует на стресс, посылая сигналы гипофизу и надпочечникам, которые выбрасывают в кровяное русло волну гормонов. Под их влиянием пульс учащается, артериальное давление повышается, аппетит пропадает. Однако недавние исследования выявили удивительный факт: в реакции на стресс также участвует и префронтальная область коры - зона мозга, находящаяся непосредственно за лобной костью и выполняющая функции центра управления нашими высшими когнитивными способностями, в число которых входят концентрация внимания, планирование, принятие решений, понимание ситуации, формирование суждений и способность восстанавливать в памяти прошлые события. Префронтальная кора - наиболее эволюционно молодая область мозга, и она особенно чувствительна даже к мимолетным тревогам и страхам, с которыми мы сталкиваемся ежедневно.

Непонятно, почему у исследователей вызывает такое удивление факт участия лобных долей коры в выработке реакций на любой стресс? А в чем им еще принимать участие, как не в стрессовых реакциях? И нам совершенно до лампочки, что кто там среди соавторов… а там дважды в функции психиатры и один полу-психолог. Нет, просто поразительно!

САМОЙ РАЗУМНОЙ ЧАСТИ КОРЫ ОТКАЗЫВАЮТ В ПРАВЕ НА УПРАВЛЕНИЕ!

ОЧЕНЬ БЫСТРО МЕНЯЕТСЯ МЕЖПОЛУШАРНЫЙ БАЛАНС


Когда все идет хорошо, данная структура выступает в роли координатора, удерживающего в узде наши основные эмоции и импульсы. Но сильный и неконтролируемый стресс, как показали новые исследования, приводит к запуску каскада биохимических реакций, ослабляющих влияние префронтальной коры, в результате чего поведение начинают контролировать более эволюционно древние зоны мозга.

А вот и не так. Даже умеренный стресс запускает совсем другую системную реакцию в нервной системе. Он меняет баланс привычной активности левого и правого полушарий головного мозга. Причем так, что меняются даже показатели давления крови в сосудах:

Лево -правая экспрессия (11) лп-экспрессия ССС через показатели в мм рт. ст.
http://metapractice.livejournal.com/262736.html


ЛОБНАЯ КОРА МОЖЕТ ТОЛЬКО МОДУЛИРОВАТЬ ЭМОЦИИ


По сути, под действием стресса власть над нашими мыслями и эмоциями переходит от префронтальной области - структуры более высокого уровня к гипоталамусу и еще более архаичным участкам мозга. По мере того как эти древние зоны мозга берут на себя управление, нас начинают охватывать парализующий страх или импульсы, которые обычно подавляются сознанием: неумеренное желание есть, употреблять дурманящие вещества или устроить попойку прямо в магазинчике возле дома. Проще говоря, мы теряем над собой контроль.

Еще и до стресса – всегда – власть над нашими мыслями и эмоциями НИКОГДА НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ КОРЕ! У коры совсем иные функции, нежели генерировать эмоции. В лучшем случае, кора может только МОДУЛИРОВАТЬ некоторые умеренные эмоции. Все остальное, касающееся эмоций, всегда находится вне ведения коры.

ПРЕДКИ ЖИЛИ В РАЮ


Сейчас появляется все больше данных о том, что сильный стресс может заметно нарушать работу высших «руководящих» структур в мозге человека. И теперь исследователи не просто пытаются понять, что происходит в голове человека, когда его охватывает ступор, но и стремятся разработать медикаментозные средства и определенные поведенческие приемы, позволяющие сохранять самообладание в любых обстоятельствах.

Стресс, по определению, ничего в высших структурах мозга не нарушает. А если бы нарушал, то это значить, наши предки жили в раю.

У современного человека, который давно есть не продукт природы, от стресса может дело дойти и до ступора. Но, это результат вторичной социализации, которая может быть и изменена.

В БОЮ АКТУАЛЕН СТРАХ, А НЕ СТРЕСС


Вопрос, почему мы иногда теряем над собой контроль, волновал исследователей на протяжении десятилетий. После Второй мировой войны ученые пытались проанализировать, почему хорошо обученные в условиях мирного времени пилоты совершали грубые и фатальные ошибки в горячке воздушного боя. Подобные исследования велись и позже. Однако то, что на самом деле происходит внутри черепной коробки человека, оставалось тайной до тех пор, пока относительно недавно не появился новый метод исследования мозга - томография. Зафиксированный при сканировании всплеск активности в префронтальной области показал, насколько уязвим «высший контролирующий орган».

В самом общем виде влияние/переживание страха принципиально отличается от переживаний стресса.

В горячке воздушного боя СТРАХ СМЕРТИ вызывает грубые и фатальные ошибки.
Томография испытуемых никак не может выправить мозги самим исследователям.
Префронтальная область или лобная кора/формы ее активности/реагирования в значительной мере есть продукт социальный. Чему префронтальную кору научишь – то и получишь.

ПУТЕШЕСТВИЕ ДЛИННОЮ В ЭВОЛЮЦИЮ


Префронтальная кора столь чувствительна к стрессу из-за своего специфического статуса в иерархии структур мозга. Это наиболее эволюционно молодой участок коры, у человека развитый в гораздо большей степени, чем у обезьян, и составляющий практически треть коры. Он созревает позже, чем любая другая зона мозга, и окончательно формируется только к концу подросткового периода. Нейроны префронтальной области образуют сеть, отвечающую за абстрактное мышление и способность концентрироваться, а также за сохранение информации в нашем мысленном «блокноте для заметок» - кратковременной памяти. Данная зона работает как временное хранилище информации, позволяя нам, например, удерживать в памяти сумму чисел, которую необходимо перенести в следующую колонку при сложении в столбик. Она обеспечивает также осознанный контроль и подавляет действия, не соответствующие мыслям.

Префронтальная молодая кора формировалась в то время, когда наши предки в условиях ужасного стресса и страха вышли из передней Азии и пошли, пошли, пошли и дошли по Камчатки, а потом, от Аляски до мыса Горн. Да еще несколько раз. И еще много куда дошли.

Для успеха такого путешествия пригодились и абстрактное мышление, и способность концентрироваться, и особенная кратковременная память (– полный аналог компьютерной оперативной памяти) и много чего еще.

И ЭТИ ДАННЫЕ УЖЕ УСТАРЕЛИ

Работа нейронного контролирующего центра осуществляется с помощью обширной внутренней сети связей между особыми нейронами треугольной формы, которые называются пирамидными клетками. Они обеспечивают и связи с более глубокими участками головного мозга, контролирующими наши эмоции, желания и привычки. Когда мы находимся в нормальном, не стрессовом состоянии, эти схемы работают параллельно, не мешая друг другу. Кратковременная память напоминает нам, что определенное дело необходимо сделать к следующей неделе, а другая сеть нейронов посылает сигнал в более глубокие участки мозга, оповещая, что от следующего стакана вина, возможно, лучше воздержаться. Тем временем сигнал, посылаемый миндалине (структуре, расположенной глубоко в мозге и отвечающей за реакцию страха), обеспечивает нам уверенность, что вон тот огромный верзила, приближающийся по тротуару, вовсе не собирается нападать на нас.

Авторы приводят совершенно доисторические данные. В настоящее время доказано, что во всех отделах коры ее наименьшим функциональным элементом является не то или иная клетка, а «колонка» размером примерно в 1 кв. мм. Эта «колонка» проходит вертикально через все семь слоев коры. Каждая колонка анализирует некие «инварианты», которые она получает в случае первичных сенсорных зон, от органов чувств. А в случае третичных зон, которых у нас две – теменная для сенсорного мозга и лобная для первичной двигательной коры – информация идет из первичных сенсорных зон.

ПРИ АКТИВНОМ СОЗНАНИИ – ВНЕ-СОЗНАТЕЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ


Поддержание этой системы в состоянии постоянного обмена импульсами - тонкий процесс, который легко нарушить, поэтому когда на мозг обрушивается стресс, даже небольшие обусловленные им изменения в нейрохимической среде могут мгновенно ослабить связи внутри сети.

Такое происходит в мозгу современного совершенного «ботаника».
В ответ на стресс нейроны ствола мозга начинают выбрасывать потоки биологически активных веществ, вроде норэпинефрина и дофамина, наводняя ими мозг. Возрастание концентраций сигнальных веществ в префронтальной коре блокирует генерацию импульсов ее нейронами, в том числе и потому, что на время выходят из строя синапсы, т.е. места соприкосновения нейронов.

Функциональные последствия блокирования синапсов можно трактовать множеством других способов.

Почему уменьшение активного функционирования и выключение синапсов надо называть непременно «выведением из строя – это остается загадкой. Но, замечательно вписывается в общемировой «катастрофизм», который постоянно поддерживают мировые СМИ.

Активность сети снижается, как и способность сознательно управлять поведением. Данные эффекты только усиливаются, когда маленькие железы, расположенные возле почек, надпочечники, по команде гипоталамуса начинают выделять в кровь гормон стресса кортизол, посылая его в мозг. В таких обстоятельствах самоконтроль становится крайне сложной задачей.

Опять читаем про панацею всего «сознательное управление поведением» (кстати, наименее эффективное из всех возможных вариантов управления поведением).

Кстати, в эриксонианстве и НЛП это центральная тема, которая разделяется на множество, множество отдельных ее прочтений. Например, методика Аптайм, призвана восстановить потерянную современным человеком способность при полном и активном сознании быть гибким и вариабельным. И не контролировать поведение на сознательном уровне:

Uptime (10) Двери в Аптайм
http://metapractice.livejournal.com/343623.html


НЕЙРОНЫ КОРЫ СТРАХ И ПАНИКУ НЕ СДЕРЖАТ


Выражение «сохранять спокойствие» довольно точно описывает лежащий в основе биохимический процесс. Нейронные структуры префронтальной коры (независимо от способности концентрировать кратковременную память на текущей деятельности) могут вопреки действию лавины нейротрансмиттеров, синтезированных в глубинных зонах мозга, сдерживать возникновение волны неконтролируемых эмоций - приступа паники.

НЕЙРОНЫ КОРЫ СТРАХ И ПАНИКУ НЕ СДЕРЖАТ

Наше исследование, показавшее, насколько легко можно нарушить работу префронтальной коры, началось около 20 лет назад. Эксперименты на животных, проведенные Арнстен вместе с недавно погибшей Патрицией Голдман-Ракич (Patricia Goldman-Rakic) из Йельского университета, были одной из первых работ, проиллюстрировавшей, как нейрохимические изменения, происходящие под действием стресса, могут быстро блокировать часть функций префронтальной коры. Ученые выявили, что после того как на нейроны префронтальной коры обрушивается волна нейротрансмиттеров и гормонов стресса, связи между ними ослабляются, а генерация нервных импульсов прекращается. В то же время зоны, расположенные в глубине мозга, напротив, начинают все сильнее влиять на наше поведение. Дофамин достигает ряда структур, называемых базальными ядрами, которые расположены глубже в мозге и контролируют сильные желания и обычные эмоциональные и двигательные реакции.

ТОГДА ДАВАЙТЕ ОТДЕЛЬНЫЙ СЕРИАЛ ССЫЛОК НА ИССЛЕДОВАНИЯ ПОВЕДEНИЯ_НА_КОРКОВЫХ ЯДРАХ. СКОЛЬКО НЕМНОГО В ЭТОМ ЗНАЮ, ТАКИХ СИСТЕМНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ НЕТ.

Базальные ядра руководят нашим поведением не только тогда, когда мы едем на велосипеде и сохраняем равновесие, но и в моменты, когда мы потворствуем вредным привычкам, например заставляя нас тосковать по запретному мороженому.

ПОЕДАНИЕ МОРОЖЕННОЕ И ЕЗДА НА ВЕЛОСИПЕДЕ – ЭТО ВСЕ ВАЖНОЕ НА УРОВНЕ ПОВЕДЕНИЯ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА?

В 2001 г. Бенно Розендал (Benno Roozendaal) из Университета Гронингена в Нидерландах, Джеймс Макгоф (James McGaugh) из Калифорнийского университета в Ирвайне и их коллеги обнаружили сходные процессы в миндалевидном теле - еще одной эволюционно древней структуре. В присутствии норэпинефрина или кортизола миндалина вводит большую часть нервной системы в состояние готовности к встрече с опасностью, а также усиливает воспоминания, связанные со страхом и другими эмоциями.

Ну, опять терминологическая мешанина:

--не всякий стресс есть опасность
--не всякая опасность переживается как стресс
--не всякий страх есть опасность и отдельно стресс
--и т.д.

…концовка внятно: на поведенческом уровне страх, стресс и «опасность» есть близкие, но принципиально различные переживания. И поведенческие психологи (=моделисты) вполне имеют право сказать нейрофизиологам и томографистам – не верим. Нейрологические эквиваленты этих трех переживаний должны быть обнаружены достаточно разные – с достаточным набором различий.

ИСКАТЬ РЕЗУЛЬТАТ, ДАЖЕ ЕСЛИ НЕТ НИ ОДНОГО ШАНСА


Теперь подобные исследования дополнены данными, полученными в работе с людьми. Проведенные эксперименты показали, что некоторые индивиды из-за своих генетических особенностей или под влиянием предыдущего опыта оказываются более уязвимыми к стрессу, чем другие. В норме после того, как дофамин и норэпинефрин отключают обеспечивающие высшие функции префронтальной коры нейронные цепи, ферменты начинают разлагать молекулы этих веществ, так что подобное состояние не сохраняется надолго, и после прекращения стрессирующего воздействия наш мозг быстро возвращается к обычной работе. Однако некоторые формы генов способны кодировать менее эффективные варианты ферментов, из-за чего носители данных аллелей могут быть более уязвимыми для стресса и, в некоторых случаях, в отношении отдельных психических заболеваний. Аналогичным образом восприимчивость могут усиливать определенные факторы окружающей среды, например отравление свинцом, которое частично воспроизводит реакцию на стресс и влияет на когнитивные функции.

Индивидуальные дифференциальные межчеловеческие различия в отношении устойчивости к источникам опасности, страха и стресса – кто бы против этого возражал.

Но, поведенческий психолог (=моделист) должен знать об указанный выше различиях и, в то же самое время он ДОЛЖЕН О НИХ ЗАБЫВАТЬ! Моделист/терапевт моделист должен помнить ВО ВРЕМЯ РАБОТЫ совершенно иной принцип: НЕОБХОДИМО ИСКАТЬ РЕЗУЛЬТАТ, ДАЖЕ ЕСЛИ НЕТ НИ ОДНОГО ОБЪЕКТИВНОГО ШАНСА НА ПОЛУЧЕНИЕ ДАННОГО РЕЗУЛЬТАТА. Между прочим, предшествующая фраза является (очередным, но действенным) кратким определением отличия:

--Эриксонианского подхода от всех других (подходы Перлса и Сатир были очень этому принципу близки)
--классического НЛП первого кода в его наилучших проявлениях

…и более ни в одном подходе вы такой принцип не встретите.

ПОСТ ТРАВМАТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ


В настоящее время ряд ученых занимаются исследованием процессов, которые запускаются в случае, если приступ в префронтальной коре длится в течение нескольких дней или недель. Хронический стресс расширяет влияние запутанной сети связей между нейронами в наших наиболее глубинных центрах эмоций, тогда как зоны, обеспечивающие способность рассуждать - от осмысления философии Иммануила Канта до банальных арифметических расчетов, - постепенно отключаются.

ПОСТ ТРАВМАТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ (ПТС) – вот что описывают авторы этой статьи. Но, это вообще дело другое. ПТС это вам не страх, стресс или что-то еще такое. Это совершенно другой уровень явления/другое явление.

ПТС + ДЕПРЕССНЯК УРОВНЯ БОЛЬШОЙ ПСИХИАТРИИ


В таких условиях дендриты (разветвленные отростки нейронов, принимающие сигналы) в архаичной миндалине увеличиваются в размерах, а дендриты нейронов префронтальной коры, наоборот, уменьшаются. Джон Моррисон (John Morrison) из Медицинской школы Маунт-Синай и его коллеги показали, что дендриты префронтальной коры после прекращения действия стресса способны снова восстанавливаться, но такая способность может исчезнуть, если стресс был особенно сильным. Одна из сотрудниц нашей группы (Раджита Синха) обнаружила свидетельства существования этого процесса и у людей, выявив, что сокращение объема серого вещества в префронтальной коре было связано с предшествующим сильным и продолжительным стрессом.

Точно! Они описывают не просто стресс или дистресс. Они описывают эффекту глубокого ПТС + еще хорошую органическую депрессию.

ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ БЕЗ М. АСИММЕТРИИ


Подобная цепь молекулярных превращений делает нас более восприимчивыми к последующему стрессу и, вполне вероятно, способствует развитию зависимости от химических препаратов и алкоголя, депрессии и тревожности, включая синдром посттравматического стрессового расстройства. Как выяснилось, пол человека также влияет на реакцию на стресс. У женщин гормон эстроген может усиливать чувствительность. Например, как показала одна из нас (Кэролайн Мэзыор) в соавторстве с другими исследователями, повседневный стресс у женщин в большей степени, чем у мужчин, способствует развитию депрессии и снижает устойчивость к таким пристрастиям, как курение. У мужчин же стресс может сильнее влиять на проявление страстей и стереотипное поведение, которые определяются работой базальных ядер.

Описывать любые гендерные различия и не учитывать баланс лево-право полушарной асимметрии совершенно деконструктивно.

ВПРИГЛЯДКУ: ДЕПРЕССИЯ – СТРЕСС – ТРЕВОГА, СТРАХ, ПТС


Большую часть исследований по определению влияния стресса на функционирование связанных с самоконтролем зон префронтальной коры еще только предстоит провести. Некоторые ученые сейчас пытаются установить, как на работу префронтальной коры влияют другие нейромедиаторы. Тревор Роббинс (Trevor W. Robbins) и Анджела Роберте (Angela Roberts) из Кембриджского университета возглавляют группу, стремящуюся выяснить, может ли серотонин, играющий ключевую роль в развитии депрессии, посредством действия на префронтальную кору влиять на стресс и чувство тревоги.

ДЕПРЕССИЯ – СТРЕСС – ЧУВСТВО ТРЕВОГИ – ну, вот, совершенно другая постановка вопроса. Чувство тревоги и стресс сами по себе есть неотъемлемая часть жизни человека. Это закономерные приспособительные реакции. А вот, депрессия является итогом низкой поведенческой эффективности тревожности и стресса в роли именно приспособительных реакций.

Подобные исследования представляют собой непростую задачу, поскольку современные этические нормы проведения экспериментов с людьми требуют, чтобы последние не попадали в ситуации экстремального психологического стресса и, помимо возможности в любой момент прервать опыт, просто сказав: «Стоп!», могли контролировать ситуацию эксперимента. Таким образом, обстановка опыта совершенно перестает напоминать реальную жизнь со всеми ее стрессами. Однако несколько лабораторий добились успеха в имитации эффектов неконтролируемого стресса у испытуемых, показывая им фрагменты фильмов ужасов или добиваясь проявления соответствующих реакций путем обращения с просьбой кратко рассказать о своих собственных стрессирующих переживаниях.

Если обстановка опыта не напоминает натуральную жизнь, тогда объективно исследовать тревогу, стресс и депрессию не представляется возможным.

Исследование натуральной тревоги, стресса , страха, депрессии в манере «вприглядку» является нонсенсом.

Тигр, о тигр, светло горящий в глубине полночной чащи


Последний вопрос, до сих пор приводящий в растерянность специалистов, связан с тем, почему мозг имеет подобные встроенные механизмы, ослабляющие его высшие когнитивные функции. Мы до сих пор не знаем наверняка, но, возможно, переключение на уровень древних примитивных реакций оказывается спасительным в ситуации, когда в кустах вокруг человека могут скрываться дикие хищники. Если вы внезапно увидите мелькнувшего в лесу тигра, гораздо эффективнее будет затаиться, чтобы он вас не заметил, а не вспоминать стихи Уильяма Блейка.

Ну, зачем же просто вспоминать стихи. Их можно громко читать вслух, гуляя по джунглям, полным тигров:

Тигр, о тигр, светло горящий
В глубине полночной чащи,
Кем задуман огневой
Соразмерный образ твой?

В небесах или глубинах
Тлел огонь очей звериных?
Где таился он века?
Чья нашла его рука?

Что за мастер, полный силы,
Свил твои тугие жилы
И почувствовал меж рук
Сердца первый тяжкий звук?

Что за горн пред ним пылал?
Что за млат тебя ковал?
Кто впервые сжал клещами
Гневный мозг, метавший пламя?

А когда весь купол звездный
Оросился влагой слезной, -
Улыбнулся ль наконец
Делу рук своих творец?

Неужели та же сила,
Та же мощная ладонь
И ягненка сотворила,
И тебя, ночной огонь?

Тигр, о тигр, светло горящий
В глубине полночной чащи!
Чьей бессмертною рукой
Создан грозный образ твой?


ЖИВОТНЫЕ НЕ ПОМНЯТ СТРЕССА СЛИШКОМ ДОЛГО


При отключении нейронных сетей высшего порядка, которые обеспечивают способность мыслить, но работают медленнее, примитивные нервные пути дают нам возможность мгновенно остановиться или без промедления сорваться с места и спасаться бегством. Такие механизмы могут выполнять сходную функцию и в случае нашей встречи с опасностями современного мира - скажем, когда нас «подрезает» безрассудный водитель и необходимо резко вдавить в пол педаль тормоза. Однако если мы останемся в этом состоянии надолго, функции префронтальной коры будут ослаблены, и подобные помехи окажут разрушительное действие в обстоятельствах, когда мы должны будем принимать обдуманное решение при резком ухудшении состояния здоровья кого-то из близких или в процессе организации серьезного мероприятия.

Животные не помнят так долго стресса, как его помнит человек. И вот, в таком «человечьем» припоминании/намеренном удерживании образов ресурсов и антиресурсов особую роль играют именно лобные доли или префронтальная кора, как это называют авторы публикации.

ТРЕНИРОВКА В СТРЕССЕ СО ВРЕМЕН АДАМА И ЕВЫ


Вполне логично, что по мере выяснения причины возникновения умственного ступора продвигается вперед и разработка методов борьбы с ним. Ученые надеются, что новые данные о биохимии процесса, переводящего мозг из состояния прогрессивных размышлений к состоянию зависимости от архаичных рефлексов, могут привести к созданию эффективных средств лечения расстройств, связанных со стрессом.

Опять, отсутствие всяческой логики. Ежели подтормаживание активности лобных долей в условиях внезапного стресса является благом, так зачем же с этим подтормаживанием бороться?

Некоторые из недавних открытий лишь подтвердили то, что уже было известно. Например, выработка у солдат и сотрудников экстренных служб автоматических реакций, необходимых для выживания, связана с работой базальных ядер и других древних структур мозга, имеющихся у животных.

Вот открытие древнего велосипеда заново! Тренировка реагирования в стрессовых реакциях полезна! Супер.

А новые исследования на животных показали, что чувство психологического контроля (которое становится второй натурой солдата или врача скорой помощи) оказывается решающим фактором в способности противостоять стрессирующим обстоятельствам. По аналогии тех, кто чувствует себя уверенно перед аудиторией, публичные выступления лишь бодрят; другим они не приносят ничего, кроме ужаса и «столбняка мыслей».

Эти вещи знал Александр Македонский, Чингисхан и т.д., и т.п.

ВСЕ ХОРОШО В МЕРУ


Методы тренировки сержантов в американской армии были сначала опробованы в исследованиях на животных. Эксперименты показали, что молодые особи вырастают более устойчивыми к стрессу, если в онтогенезе они имели опыт многократного успешного сопротивления слабому стрессу. Аналогичные данные были получены и в исследованиях на людях. Теперь доказано, что успешное разрешение сложной ситуации может привести к повышению стрессоустойчивости. Напротив, если дети в стрессовой ситуации сталкиваются с непреодолимыми препятствиями, то во взрослом состоянии они оказываются более уязвимыми по отношению к стрессу и склонными к развитию депрессии.

ВСЕ ХОРОШО В МЕРУ.

ПСИХОТЕРАПЕВТЫ ЛИШАЮТ ЗАРАБОТКА ФАРМАЦЕВТОВ


В лабораториях постепенно разрабатываются и новые методы медикаментозного воздействия. Лечение празозином (стандартным препаратом, назначаемым при гипертонии и частично блокирующим действие норэпинефрина) было опробовано на ветеранах военных действий и представителях мирного населения с посттравматическим стрессовым расстройством и дало положительные результаты.

Ага, дошло и до посттравматического стрессового расстройства.

Также выяснилось, что празозин ослабляет алкогольную зависимость и количество потребления спирта. Самые последние исследования в этой области, проведенные Шерри Макки (Sherry МсКее) и коллегами из Йельского университета, выявили, что другое распространенное лекарство от гипертонии под названием гуанфацин может ослаблять некоторые реакции, связанные со стрессом, и усиливать работу нейронных комплексов префронтальной коры, помогая людям, например, удерживаться от курения во время стрессовых ситуаций.

Что-то революций в лечении алкоголизма и курения не наблюдается.

Более того, многие лаборатории доказали, что реакцию на стресс могут ослабить определенные стратегии поведения, такие как расслабление, глубокое дыхание и медитация.

И что характерно, психотерапия реально уменьшает кусок пирога, которым обжираются фармакологи.

ИЗБЕГАЙТЕ ТЕРАПЕВТОВ-ФАРМАЦЕВТОВ


А что же с чувством самоконтроля? Вероятно, изучение процессов реакции мозга на стрессирующее воздействие позволит людям ощущать, что они могут контролировать ситуацию.

Людям нужен не контроль стресса. Людям хочется совершенно избегать стресса. Ту небольшую часть человечества, которая упивается экстримом в расчет брать не стоит.
Не стоит брать в расчет и спорт с его болельщиками.

Так что в следующий раз, проходя тест или выступая публично и почувствовав накатывающий ступор, вы, быть может, скажете себе: «Это всего лишь механизм защиты от притаившегося в кустах тигра». Возможно, это позволит вам почувствовать себя более уверенно, даже если и не подскажет правильного ответа на экзаменационный вопрос.

Никогда не лечитесь у психотерапевтов, которые есть бывшие фармацевты.

НЕЙРОБИОЛОГ, ПСИХИАТР, ПСИХИАТР


Авторы:
Эми Арнстен (Amy Arnsten) - профессор нейробиологии в Йельской медицинской школе. Ее исследования биохимических изменений в префронтальной коре, обусловленных стрессом и возрастом, привели к открытию новых способов лечения посттравматического стрессового расстройства и синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

Кэролайн Мэзьюр (Carolyn М. Mazure) - профессор психиатрии и психологии, декан факультета психиатрии и психологии Йельской медицинской школы, основатель и руководитель Йельского междисциплинарного исследовательского центра женского здоровья.

Раджита Синха (Rajita Sinha) - профессор психиатрии в Йельской медицинской школе, руководит Йельским центром исследования стресса, который уделяет наибольшее внимание изучению влияния стресса на поведение.
По материалам журнала В Мире Науки


Профессор психиатрии и психологии = психиатр. В итоге, в авторах статьи нейробиолог и два психиатра. Чудесное трио.

  • 1