Previous Entry Share Next Entry
Этюды моделирования (25) На чём фокусировать внимание в публичных выступлениях
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/427622.html

А на чём фокусировать внимание в публичных выступлениях? В общении лицом к лицу получается как-то настраивать общение под экспрессию собеседника. По ходу дела там хотя бы сигналы да-нет калибровать, плюс общий темп-ритм. А как сразу ко многим людям обращаться - не понятно. Если переключать внимание по очереди с одного человека на другого, то получается не однородная экспрессия, потому что люди сильно отличаются.
http://metapractice.livejournal.com/428358.html?thread=10881606#t10881606



  • 1
http://codenlp.ru/stati/metodyi-syurpriza-i-moy-drug-dzhon.html

Другой пример, который следует упомянуть при описании метода “сюрприза”, носит несколько иной характер. Он явился совершенно импровизированным опытом перед группой медиков и психологов, большинство которых были в довольно сложных отношениях с гипнозом, хотя некоторые и не были с ним знакомы. Для наведения глубокого транса и проявления специфических реакций были использованы минимальные “ключи”, не замеченные ни аудиторией, ни объектами гипноза.

Ситуация создавалась следующая: автор, входя в аудиторию через дверь в передней части зала, случайно заметил несколько кусочков цветного мела, лежащих на столе позади трибуны оратора и доску на стене позади стола. Больше никаких мыслей по этому поводу у автора в тот момент не возникло. Он внимательно осмотрел аудиторию, как делает обычно, чтобы найти что-либо интересное для себя. При этом почти в конце зала он увидел двух девушек, одна из которых сидела справа от прохода, а вторая — слева. Они были поглощены событиями, их лица выражали неподдельный интерес и это позволило автору сделать вывод, что они были бы хорошими гипнотическими объектами. Автор не планировал выступать и занял место в переднем ряду, чтобы наблюдать за гипнотерапевтом, который должен был рассказать о гипнозе и продемонстрировать индукцию транса у обученного испытуемого.

В конце заседания автора спросили, нет ли у него замечаний, и, так как сеанс гипноза не удовлетворил даже самого выступающего, автор принял приглашение высказаться. В своих комментариях он отрицательно отозвался о директивном внушении, которое использовал лектор, и заметил, что не было сделано никаких реальных усилий, чтобы компенсировать явное беспокойство и застенчивость испытуемого или его возможное недовольство и противодействие диктаторским методам работы с ним. Автор подчеркнул важное значение “мягких, осторожных” и косвенных внушений, особо выделив, что прямые внушения могут дать толчок к возникновению противодействия.

Замечания автора вызвали возмущение у лектора, возможно потому, что он чувствовал себя “побежденным” своим объектом гипноза, который до сих пор сотрудничал с ним. В конце концов лектор весьма настойчиво предложил автору показать его “осторожный, терпеливый метод и косвенные внушения” и выбрать в качестве испытуемого кого-нибудь из аудитории. Это была отличная возможность на глазах у целой аудитории, часть которой настроена далеко не дружелюбно, поставить естественный внелабораторный эксперимент, в котором только автор был осведомлен о своих намерениях. Автор немедленно попросил поставить три стула в один ряд перед столом. Весьма выразительно он заявил, что средний стул предназначен для него, так как он предпочитает читать лекцию сидя, из-за последствий перенесенного когда-то полиомиелита. Без дальнейших объяснений автор вынул из кармана два носовых платка и встал позади стола. Потом, так, чтобы никто не видел его рук и того, что он делает, выбрал два цветных мелка, каждый из которых завернул в носовой платок, а потом положил свертки на пол: один слева от левого стула, другой справа от правого стула. Даже в том случае, если бы кто-нибудь знал о наличии цветных мелков, никто не мог видеть, какого цвета мелки были выбраны и завернуты в носовые платки. Усевшись на средний стул, автор взял запястье правой руки в левую, поднял правую руку и показал ею на кресло, стоящее слева, сказав: “Это кресло для одного испытуемого”; опустив правую руку на колено, он тронул кресло справа от себя левой рукой и сказал: “А это кресло для второго испытуемого”. Он не дал никаких пояснений относительно странного размещения носовых платков или распределения кресел перекрещенными руками. То, как все это было сделано, могло вызвать удивление, напряженную наблюдательность и внимание, смешанные с замешательством.

Потом автор начал ясно и как можно более подробно объяснять природу и значение осторожных, косвенных методов, применение модуляций и интонаций, колебаний, пауз, возможного заикания и запинки на каких-то словах. Он рассказал об использовании минимальных “ключей” и намеков, которые объект гипноза может развить и реагировать на них. Автор упомянул, что уже определил два кресла для испытуемых, и сказал, что “один испытуемый сядет здесь”, снова указывая на кресло с левой стороны, левой рукой двигая правую руку к этому креслу, а “это, — касаясь правого кресла левой рукой, — для второго испытуемого”. Таким образом, автор дважды касался левого кресла правой рукой, а правого кресла — левой. Все слушатели видели это и, как позже заявили многие из них, связали это с весьма понятным физическим недостатком автора (так ему вежливо объяснили).

Излагая свои соображения, автор незаметно рассматривал слушателей по всей аудитории, глаза его бегали по лицам, он смотрел по сторонам и снова — в середину прохода между рядами, на стены, потолок, на надпись “Не курить” на правой стороне, на кресла позади себя, окно на левой стене. Никто не мог понять, что, когда автор делал паузу, глядя то туда, то сюда, он старался не смотреть в лицо никому из присутствующих, за исключением двух молодых женщин, которых заметил в самом начале. Впечатление сложилось такое, что, объясняя, он глядел на всех и на все. Вслушиваясь в содержание речи автора, никто не обратил внимания на то, что его поведение, кажущееся произвольным, содержало две отдельные постоянные последовательности. Посмотрев на окно, расположенное на левой стене, автор переводил взор, чтобы прямо взглянуть в глаза девушки, сидящей слева от прохода. При этом он строил свои объяснения таким образом, чтобы в этот момент именно ей говорить: “Минимальный ключ означает для вас…” или “Когда выдаются осторожные внушения, вы…”, всегда произнося что-то такое, что она могла отнести к себе лично. Потом автор переводил взгляд на переднюю часть помещения. Затем — на кресло справа. При этом слушателям казалось, что он обращается ко всей аудитории. Такую же последовательность автор соблюдал при работе с девушкой, сидящей справа от прохода между рядами. Каждый раз, когда автор переводил взгляд на объявление “Не курить”, он смотрел ей в глаза, делая внушения, сходные с теми, которые делал другой девушке, например: “Получив внушение, вы будете действовать так…” или “Минимальные щадящие внушения будут иметь для вас большое значение…”. За этими словами следовало внимательное разглядывание прохода сверху вниз к передней части помещения, а потом взгляд на левое кресло. При помощи этих замечаний, обращенных, казалось бы, ко всей аудитории, обеим девушкам давалось достаточное количество одинаковых, целиком сравнимых внушений. Таким образом, слушателям казалось, что автор говорил об аудитории и рассматривал ее как одну группу, но направленный взгляд на девушек и применение местоимения “вы” имели неопознанный, непонятный и кумулятивный эффект, и последующие события были почти одинаковыми для обеих девушек, хотя и в разные интервалы времени.

Наконец, поскольку на лицах у обеих появилось застывшее выражение, а глаза почти не мигали, автор почувствовал, что все готово. Он встал, прошел к середине прохода и, глядя на объявление “Не курить”, а потом на девушку справа, медленно сказал:

“Теперь, когда вы готовы…”, сделал паузу, глубоко вздохнул, медленно поднял глаза на заднюю стену, потом поглядел за окно на левой стене, потом на девушку слева, снова сказал: “Теперь, когда вы готовы (пауза), медленно поднимитесь со своего места, спуститесь вниз и займите соответствующие места на сцене”.

Присутствующие оглянулись и с удивлением увидели, что одна девушка на правой стороне, а вторая на левой поднимаются и медленно идут по проходу, в то время как автор пристально смотрит на заднюю стену. За его спиной девушки проходят друг мимо друга, та, что сидела справа от прохода, занимает левое кресло, а та, что сидела слева, — правое. Когда автор по звуку понял, что они уселись, он очень мягко и осторожно сказал: “Если вы сели, закройте глаза и засните очень крепко, и продолжайте спать в глубоком трансе до тех пор, пока я не разбужу вас”.

После короткой паузы он повернулся, сел между ними и сказал слушателям, что просил двух девушек сесть на предназначенные им места. Чтобы доказать, что они среагировали правильно, автор попросил предыдущего оратора, который предложил ему продемонстрировать косвенное наведение транса и косвенные внушения, подтвердить, что испытуемые заняли предназначенные им места. Когда доктор Х вопросительно посмотрел на автора, тот попросил проверить содержимое носовых платков, лежащих рядом с каждым стулом. Развернув носовой платок рядом со стулом, на который села девушка в желтом платье, он обнаружил желтый мелок; в платке радом со стулом, на который села девушка в красном платье, оказался красный мелок. Чтобы занять предназначенные им места, девушкам пришлось пройти мимо более близких стульев и мимо друг друга за спиной автора, который в это время не отрывал взгляда от задней стены зала.

У девушек были выявлены различные явления глубокого гипноза, а разбудили их одним простым внушением. Обе удивились, обнаружив, что находятся перед аудиторией, а вопросы к ним слушателей выявили, что у испытуемых произошла полная амнезия всех событий транса, включая и то, как они поднялись со своих мест, прошли вперед и уселись на стулья на сцене.

Девушки рассказали, что чувствовали, как автор обращался персонально к ним, но почему заняли именно эти стулья, объяснить не могли. Даже во втором опыте они смогли только констатировать, что автор каким-то путем дал им понять, что они должны войти в состояние транса, но что именно внушало им это ощущение, они сказать не могли. Они, правда, заявили, что необъяснимые действия с платками привлекли их внимание. Лишь прослушав несколько раз магнитофонную запись, эти две девушки, выпускницы факультета психологии, вспомнили о повторяющейся последовательности некоторых высказываний и поведения автора. Вскоре и некоторые слушатели смогли понять последовательность фактов, на которую прежде не обращали внимания. Каждая из девушек подтвердила, что сначала поняла последовательность внушений, направленных непосредственно к себе, а потом последовательность относительно другой.

Неожиданно одна из девушек сказала: “Но вы можете двигать правой рукой гораздо свободнее, чем сделали это, когда насильно подняли правую руку левой и положили ее на левый стул, а левую руку — на правый стул. Это перекрещивание рук также было минимальным „ключом», намеком”.

Пункт за пунктом они прослушали и обсудили всю магнитофонную запись, отметив частое повторение слов, которое делало лекцию довольно нудной, и пришли к заключению, что неразрешимая загадка о значении манипуляций с носовыми платками сослужила большую роль, приковав внимание всех присутствующих. Отметили и то, что было много вариантов в высказывании одних и тех же мыслей. Собственное напряжение автора также, безусловно, сыграло свою роль.

В тот же день, только немного позже, девушки попросили загипнотизировать их, но только каждую по отдельности, в то время как вторая наблюдала бы, размышляла и обсуждала с автором наблюдаемые явления.

Этот тип разговора, который кажется носящим случайный характер и загружен минимальными “ключами”, намеками, много раз использовался на практике автором и его старшим сыном, иногда друг на друге, чаще на других, как определенная игра или интеллектуальная шарада.

В заключение нужно сказать следующее. Неискушенному зрителю, готовому поверить в чтение мыслей, передачу мыслей на расстоянии и сильную волю, вышеназванный материал несомненно, но обманчиво может показаться доказательством этому. Кроме того, он может быть так понят экспериментатором, не обладающим критическим складом ума, не знающим и не понимающим многих минимальных шифров, ключей, которые использует специалист.

Если же весь этот материал будет тщательно изучен и полностью, подробно исследован проницательным критиком, то ему ничего не останется делать, как использовать эти экспериментальные исследования и врожденные способности индивидуума, чтобы воздействовать на опознаваемые и понятные другим стимулы, которые обычно не улавливаются и не замечаются.

Однако они представляют собой важные и часто решающие факторы в действиях и суждениях, хотя часто эти шифры, ключи и минимальные стимулы не достигают уровня сознательного мышления.

Заключение.

Было дано описание ряда лекций с демонстрацией опытов по гипнозу перед группой медицинских работников общего профиля, перед группой врачей-стоматологов, перед группой медиков-психологов в университете и медработниками государственной больницы, куда приглашались и гости. В каждом примере возникала возможность провести естественный внелабораторный эксперимент. В первом отчете были использованы добровольный объект, объект, не верящий в то, что его можно загипнотизировать, и другой добровольный объект, заинтересованный в гипнозе для себя.

Во всех трех случаях использовался “метод сюрприза”, при котором были проведена соответствующая подготовка с помощью тщательной разработки, основанной на обширном объяснении метода “мой друг Джон”.

Во втором примере “трудный объект” — женщина была подготовлена и настроена на демонстрацию опыта как бодрствующий объект, демонстрируя обычное осторожное поведение, которое потом трансформировалось в гипнотическое благодаря “методу сюрприза”, тем самым раскрывая способность к гипнозу, в которую она уже не верила.

Третий пример — это совершенно неожиданное наведение транса у желающего, но сомневающегося объекта, который этого совсем не ожидал. Состояние транса возникло в ответ на многозначительное внушение, которому пришлось дать значение из своего собственного опыта.

Четвертым примером был естественный, внелабораторный опыт, в котором был использован “метод сюрприза”, основанный на минимальных “ключах”, не распознанных аудиторией и будущими объектами эксперимента. В результате две девушки оказались в сомнамбулической стадии гипноза, причем ни в состоянии транса, ни при пробуждении, они не могли объяснить, как вошли в гипнотическое состояние. Этого не смогли сделать и слушатели. Повторное прослушивание магнитофонной записи позволило сначала объектам гипноза, а потом и слушателям найти минимальные “ключи”, которые не были ими замечены ранее, несмотря на пристальное внимание во время всего процесса индукции.

Во всех примерах автор старается указать на вероятные психологические механизмы формирования гипнотических реакций и проиллюстрировать их естественными внелабораторными экспериментами.

Короче говоря, в любом сеансе гипноза нужно уделять пристальное внимание психологическим проявлениям и минимальным “ключам”.

Заметки с полей :)

Надо будет перечитать эту историю. Но пока сделал совсем простой вариант/трюк (точнее, сам собой получился, пока я думал над тем, как разрешить этот вопрос/проблему). Делал доклад по учёбе в аудитории человек примерно из 25.

Состав: знакомые более-менее одногруппники, малознакомые старшекурсницы; штук шесть преподавателей — парочку из них раньше не видел, ещё у парочки ко мне ээ настороженное отношение (мало к ним ходил), у оставшихся нейтральное. Мой доклад был первый в этот день. Время было раннее утро выходного летнего дня.

В общем и целом такие собрания, со слов и выразительных зеваний участников, есть царство скуки и уныния. Вообще, более-менее удерживать от засыпания могут далеко не все преподаватели + разве что парочка одногруппников, со спецподготовкой вне академических контекстов.

(1) В самом начале из восприятия пропало большая часть людей. Внимание было сфокусировано на своей презентации + собственной экспрессии (выразительных жестах + интонациях).
(2) Во внимание периодически "впрыгивали" (подсознание обращало сознательное внимание) фигуры преподавателей, когда они начинали либо друг другу комментировать нечто, либо выразительно кивать/качать головой в ответ на мои реплики. Простыми вопросами привлекал их внимание и просил кратко прокомментировать, что там у них на уме.
(3) Я с их курсов примерно знаю сферу их интересов, и вопросы/комментарии адаптировал под их ээ личность, в ироническом ключе. Например — один из преподавателей медик, скажем Иван Иванович, что заметно выделяет его из общей ээ тусовки. Я машинально произношу что-то вроде "некоторые ээ интересные личностные тенденции Петра Петровича [обсуждаемый по докладу исследователь]..." — Иван Иваныч начинает чуть улыбаться на слове "тенденции". Я говорю, мол, "Иван Иваныч, вы смеётесь, но «тенденции» я имел в виду не вашем-то смысле". Он с двумя-тремя коллегами начинает смеяться уже в полный голос, и сквозь слёзы произносит "да нет, у Петра Петровича именно в нашем смысле тенденции". Ну и т.д.
(4) В итоге внимание нащупало в аудитории три точки фиксации — в одной группе два преподавателя (сидят рядом, склонны друг с другом переговариваться), в другой ещё два (аналогично), в третьей ещё один. Две начальные точки фиксации — на экране с текущим слайдом + на себе также остались.
(5) Получается, внимание циркулировало примерно так: фиксация на очередном слайде + своя экспрессия (без видения аудитории) + отдельный реагирующий преподаватель + сидящий рядом с ним — цикл.
(6) В конце презентации прошёлся тяжёлым катком по главному признанному светочу академических кругов, на которого все из присутствующих ссылаются/почитают. При этом не имел достаточного количества подготовленного дома материала для того, чтобы сделать это достаточно чётко/аргументированно, хотя подобрал несколько ссылок. Но соблазн по нему проехаться был слишком велик. В итоге получил несколько весьма резких под содержанию комментариев в свой адрес :)

Re: Заметки с полей :)

Надо будет перечитать эту историю. Но пока сделал совсем простой вариант/трюк (точнее, сам собой получился, пока я думал над тем, как разрешить этот вопрос/проблему). Делал доклад по учёбе в аудитории человек примерно из 25.

Интересно.

Состав: знакомые более-менее одногруппники, малознакомые старшекурсницы; штук шесть преподавателей — парочку из них раньше не видел, ещё у парочки ко мне ээ настороженное отношение (мало к ним ходил), у оставшихся нейтральное. Мой доклад был первый в этот день. Время было раннее утро выходного летнего дня.

Т.е. примерно половина знакомых и полузнакомых.

В общем и целом такие собрания, со слов и выразительных зеваний участников, есть царство скуки и уныния. Вообще, более-менее удерживать от засыпания могут далеко не все преподаватели + разве что парочка одногруппников, со спецподготовкой вне академических контекстов.

Это точно.

(1) В самом начале из восприятия пропало большая часть людей. Внимание было сфокусировано на своей презентации + собственной экспрессии (выразительных жестах + интонациях).

Типа такого тунельного восприятия?

(2) Во внимание периодически "впрыгивали" (подсознание обращало сознательное внимание) фигуры преподавателей, когда они начинали либо друг другу комментировать нечто, либо выразительно кивать/качать головой в ответ на мои реплики. Простыми вопросами привлекал их внимание и просил кратко прокомментировать, что там у них на уме.

Ага, явно работало зрение лягушки. Требование к преподавателям комментировать вслух официально - вот это просто уникальный ход.

(3) Я с их курсов примерно знаю сферу их интересов, и вопросы/комментарии адаптировал под их ээ личность, в ироническом ключе. Например — один из преподавателей медик, скажем Иван Иванович, что заметно выделяет его из общей ээ тусовки. Я машинально произношу что-то вроде "некоторые ээ интересные личностные тенденции Петра Петровича [обсуждаемый по докладу исследователь]..." — Иван Иваныч начинает чуть улыбаться на слове "тенденции". Я говорю, мол, "Иван Иваныч, вы смеётесь, но «тенденции» я имел в виду не вашем-то смысле". Он с двумя-тремя коллегами начинает смеяться уже в полный голос, и сквозь слёзы произносит "да нет, у Петра Петровича именно в нашем смысле тенденции". Ну и т.д.

Ну, так это уже полный супер рапорт, доходящий до степени возможности реализовать панибратское отношение к преподавателю!

(4) В итоге внимание нащупало в аудитории три точки фиксации — в одной группе два преподавателя (сидят рядом, склонны друг с другом переговариваться), в другой ещё два (аналогично), в третьей ещё один. Две начальные точки фиксации — на экране с текущим слайдом + на себе также остались.

Ага, это была твоя траектория декодера. Вернее, опорные точки траектории.

(5) Получается, внимание циркулировало примерно так: фиксация на очередном слайде + своя экспрессия (без видения аудитории) + отдельный реагирующий преподаватель + сидящий рядом с ним — цикл.

Слайд -> элементы себе экспрессии типа движений или звуков -> реагирующий преподаватель -> сидящий рядом с реагирующим второй "фоновый" преподаватель = цикл.

Отличная функциональная траектория декодера, отличающаяся предельным лаконизмом без потери эффективности.

(6) В конце презентации прошёлся тяжёлым катком по главному признанному светочу академических кругов, на которого все из присутствующих ссылаются/почитают. При этом не имел достаточного количества подготовленного дома материала для того, чтобы сделать это достаточно чётко/аргументированно, хотя подобрал несколько ссылок. Но соблазн по нему проехаться был слишком велик. В итоге получил несколько весьма резких под содержанию комментариев в свой адрес :)

Ага, значит ты достиг в этом границ дозволенной свободы экспрессии.

Re: Заметки с полей :)

элементы себе экспрессии типа движений или звуков

Но нет, это всё же не себе-экспрессия. Я вот сейчас подумал — это типа экспрессия ВООБРАЖАЕМОМУ собеседнику. Она реальными людьми рефлексируется как некая типа "выразительность" — они так иногда её спонтанно комментируют.

Один знакомый, с которым часто общаемся, сказал, что именно такого сорта жестикуляция "заразила" его — в некоем полу-официальном контексте коммуникации перед важными людьми он отдал себе отчёт, что как бы со стороны рефлексирует, что в точности как я размахивает своими руками.

И аналогично заметил, что это придало ему большую выразительность, по сравнению с ээ конкурентами.

Короче что-то вроде такой минимальной экспрессивной разметки для управления сознательным (в первую очередь) вниманием.

--элементы себе экспрессии типа движений или звуков
--Но нет, это всё же не себе-экспрессия. Я вот сейчас подумал — это типа экспрессия ВООБРАЖАЕМОМУ собеседнику. Она реальными людьми рефлексируется как некая типа "выразительность" — они так иногда её спонтанно комментируют.


Ну, так тогда это тебе экспрессия.

Один знакомый, с которым часто общаемся, сказал, что именно такого сорта жестикуляция "заразила" его — в некоем полу-официальном контексте коммуникации перед важными людьми он отдал себе отчёт, что как бы со стороны рефлексирует, что в точности как я размахивает своими руками.

Ну, точно. Твои размахивания были адресованы твоему одному знакомому. Что он и отметил.

И аналогично заметил, что это придало ему большую выразительность, по сравнению с ээ конкурентами.

Ничего не понял. Ты жестикулировал, а уверенность от твоей жестикуляции испытал твой один знакомый.

Короче что-то вроде такой минимальной экспрессивной разметки для управления сознательным (в первую очередь) вниманием.

Если для управления своим (твоим собственным) сознанием - себе экспрессия.

Для управления чьим-то сознанием - тебе экспрессия.

(1) Впечатлительные одногруппницы хлопают в ладоши и говорят, какой я молодец :)
(2) Прочие студенты с удивлением отметили, что не дремали на моём докладе. Что они обычно делают.
(3) Один из преподавателей на перемене сказал, что "вот так надо делать презентации", намекнув, что даже некоторым из его коллег-преподавателей у меня этому можно поучиться. Про то, когда катком уже в конце проезжались по мне, сказал "малозначительные недоработки в конце". При этом тот деятель, на хвост которому я попытался наступить, близок этому преподавателю, по его научной деятельности, пожалуй, как никакому другому. Через несколько дней дал точный совет по решению одного бытового вопроса по институту, не входившего в его сферу ответственности.
(4) Другой преподаватель (больше всех смеялся) посетовал на то, что надо лучше готовиться, а не только использовать "харизму и личное обаяние". Имел ко мне до доклада скорее нейтрально с лёгким уклоном в негатив отношение. Через несколько дней проявлял признаки скорее нейтрального с уклоном в позитивное отношение.
(5) За собой отметил довольно низкий уровень стресса во время подготовки доклада, выступления и после. Обычно на такие ээ речуги меня сильно ээ разгоняет, а после чувствую большую утомлённость. Здесь же во время выступления состояние было ровное, едва ли чуть более активное чем во время активной коммуникации лицом к лицу с благоприятно настроенным собеседником. Во время подготовки чувствовал ээ моральное напряжение, но оно не было сопряжено со страхом, который обычно сопутствует моей подготовке к такого сорта вещам.
(6) Соотношение потраченного на подготовку времени и полученного результата оцениваю как очень хорошее. Использовал отмеченный раньше метод "не думать о белой обезьяне" — то есть избегать идеомоторной тренировки будущего выступления. Пресекать все перескакивания мыслей на то, как оно мол будет на следующий день. Фокусировался на двух вещах: подготовки слайдов к презентации (делал их максимально простыми) + получению некоего чувства "фонового знания материала". На последнем остановлюсь немного подробней. Это что-то вроде знакомой со студенческих лет уверенности в том, что мол "я всё знаю, а что не знаю, то выведу". Только, в данном случае это была заведомо ложная уверенность, с полным осознанием того, что она и есть ложная — не было времени выучить и малую толику от того, что требовалось — потому что это надо было прочесть и понять десятки книг, которые я не читал, а у меня был один вечер. Но — вот сейчас только нащупал как ещё объяснить это чувство — это именно некое объемлющее понимание без стоящего за ним знания. Я охотился за чувством глубокого понимания предметной области, зная, что его получить не возможно, и оно будет заведомо ложным. Но оно придавало мне — уже вполне честное спокойствие, конгруентность.
(7) Некое общее замечание по теме внимания в коммуникации. Внимание должно быть намеренным. Мне кажется, в среднем для обывателя восприятие — это то, что как бы случается с человеком. В то же время, восприятие должно быть активным процессом, направляемым самим человеком. Нельзя позволять окружающему миру просто скармливать нашему восприятию какую-то не имеющую к сути решаемой задачи информацию. Надо программировать "второе внимание" и управлять "первым вниманием" так, чтобы выбирались те лишь аспекты мира, знание о которых полезно и необходимо. Вообще, в этом перепрограммировании типовых траекторий взгляда/внимания может скрываться одна из не самых сложных дорог к пресловутому коммуникативному экселенсу.

(1) Впечатлительные одногруппницы хлопают в ладоши и говорят, какой я молодец :)

Ну, эта оудитория самая благодатная.

(2) Прочие студенты с удивлением отметили, что не дремали на моём докладе. Что они обычно делают.

Ну, так ты там вертелся как ерш на сковородке.

(3) Один из преподавателей на перемене сказал, что "вот так надо делать презентации", намекнув, что даже некоторым из его коллег-преподавателей у меня этому можно поучиться. Про то, когда катком уже в конце проезжались по мне, сказал "малозначительные недоработки в конце". При этом тот деятель, на хвост которому я попытался наступить, близок этому преподавателю, по его научной деятельности, пожалуй, как никакому другому. Через несколько дней дал точный совет по решению одного бытового вопроса по институту, не входившего в его сферу ответственности.

Вот это супер. Значит, латентно присутствовал большой потенциал бессознательного доверия.

(4) Другой преподаватель (больше всех смеялся) посетовал на то, что надо лучше готовиться, а не только использовать "харизму и личное обаяние". Имел ко мне до доклада скорее нейтрально с лёгким уклоном в негатив отношение. Через несколько дней проявлял признаки скорее нейтрального с уклоном в позитивное отношение.

Этот был самым сложным противником/слушателем.

(5) За собой отметил довольно низкий уровень стресса во время подготовки доклада, выступления и после. Обычно на такие ээ речуги меня сильно ээ разгоняет, а после чувствую большую утомлённость. Здесь же во время выступления состояние было ровное, едва ли чуть более активное чем во время активной коммуникации лицом к лицу с благоприятно настроенным собеседником. Во время подготовки чувствовал ээ моральное напряжение, но оно не было сопряжено со страхом, который обычно сопутствует моей подготовке к такого сорта вещам.

Хорошие характеристики.

Этот был самым сложным противником/слушателем.

Он хитрый какой-то. Он хорошо прокачан в каких-то технично-коммуникативных штуках. Но ни намёком не распространяется о них — об остальных преподах, которые чего-то умеют, хотя бы можно догадываться, из какой ээ школы ноги растут. Плюс он сам такой ээ шпион. Вроде адекватный мужик, а при том совершенно не ясно, что переключает его мотивацию.

--Этот был самым сложным противником/слушателем.
--Он хитрый какой-то. Он хорошо прокачан в каких-то технично-коммуникативных штуках. Но ни намёком не распространяется о них — об остальных преподах, которые чего-то умеют, хотя бы можно догадываться, из какой ээ школы ноги растут. Плюс он сам такой ээ шпион. Вроде адекватный мужик, а при том совершенно не ясно, что переключает его мотивацию.


Ну, так точно бывший/настоящий ФСБ-шник/КГБ-шник/ГРУ-шник.

(6) Соотношение потраченного на подготовку времени и полученного результата оцениваю как очень хорошее. Использовал отмеченный раньше метод "не думать о белой обезьяне" — то есть избегать идеомоторной тренировки будущего выступления. Пресекать все перескакивания мыслей на то, как оно мол будет на следующий день. Фокусировался на двух вещах: подготовки слайдов к презентации (делал их максимально простыми) + получению некоего чувства "фонового знания материала". На последнем остановлюсь немного подробней. Это что-то вроде знакомой со студенческих лет уверенности в том, что мол "я всё знаю, а что не знаю, то выведу". Только, в данном случае это была заведомо ложная уверенность, с полным осознанием того, что она и есть ложная — не было времени выучить и малую толику от того, что требовалось — потому что это надо было прочесть и понять десятки книг, которые я не читал, а у меня был один вечер. Но — вот сейчас только нащупал как ещё объяснить это чувство — это именно некое объемлющее понимание без стоящего за ним знания. Я охотился за чувством глубокого понимания предметной области, зная, что его получить не возможно, и оно будет заведомо ложным. Но оно придавало мне — уже вполне честное спокойствие, конгруэнтность.

Хм, в отношении неприменения идеомоторной тренировки что-то я не уверен. Перескакивание мыслей не есть идеомоторная тренировка.
Фоновое знание, знакомая тема:

"Знать" можно:
(а) путем прямого получения суммы сенсорного опыта или какой-то его части - VAKOG
(б) путем воспроизведения/повторения/перепроверки за счет сравнения некоторого опыта (VAKOG)t1 = (VAKOG)t2
(в) путем совершения эталонных операций "логики"/рассуждений (получении "выводов") = (VAKOG) Ad
(г) путем получения отдельных эталонных/референтных переживаний, чаще в такой роли выступают референтные чувства/ощущения
(д) путем достижения прямый иррациональных переживаний "знания" - проще всего доступны среди таких - так называемые "сущностные ощущения" (СО)
(е) путем достижения прямого сенсорного опыта/его части - "никогда не вИданного" (жаме вю) - (VAKOG)ж
(ж) путем достижения особенной "доказательной" интенсивности по пунктам (а), (г), (е)
http://metanymous.livejournal.com/102382.html
http://metapractice.livejournal.com/374245.html


(7) Некое общее замечание по теме внимания в коммуникации. Внимание должно быть намеренным. Мне кажется, в среднем для обывателя восприятие — это то, что как бы случается с человеком. В то же время, восприятие должно быть активным процессом, направляемым самим человеком. Нельзя позволять окружающему миру просто скармливать нашему восприятию какую-то не имеющую к сути решаемой задачи информацию. Надо программировать "второе внимание" и управлять "первым вниманием" так, чтобы выбирались те лишь аспекты мира, знание о которых полезно и необходимо. Вообще, в этом перепрограммировании типовых траекторий взгляда/внимания может скрываться одна из не самых сложных дорог к пресловутому коммуникативному экселенсу.

Внимание должно быть намеренным.

Восприятие должно направляться сознанием.

Внимания заслуживают только лишь полезные и необходимые аспекты мира.

Декодер сложная и эффективная дорога к коммуникативному экселенсу.

Типа фобии самих МЫСЛЕЙ о коммуникации

Хм, в отношении неприменения идеомоторной тренировки что-то я не уверен.

Ну да, вы скептически об этой моей находке отзываетесь. Это типа как фокусироваться на написании исходника некоей программы, без того чтобы прикидывать, как она будет на самом деле выглядеть по ходу исполнения. Мне кажется это разумный подход.

Перескакивание мыслей не есть идеомоторная тренировка.

Пресекать даже ФОНОВЫЕ мысли о самом контексте коммуникации. Тем более не заниматься намеренным их думаньем.

Может это специфическое что-то для меня, хотя едва ли не найдётся людей с похожим раскладом/проблемой. У меня типа фобии/тревоги в ответ на сами МЫСЛИ о предстоящей коммуникации. При этом, что важно, сама коммуникация на деле не вызывает подобной кинестетики. Чем-то похоже на тот пример/вопрос Бандлера — а как вы мол будете делать визуально-кинестетическую антифобическую диссоциацию человека, у которого фобия видеть себя со стороны. Хм, может у меня как раз такая :)

Фоновое знание, знакомая тема

Похоже на последний пункт: (ж) путем достижения особенной "доказательной" интенсивности по пунктам (а), (г), (е)

Внимание должно быть намеренным.

Ага!

Восприятие должно направляться сознанием.

Программироваться/планироваться сознанием. А исполняться бессознательно — сознательной скорости, мне кажется, не хватит.

Внимания заслуживают только лишь полезные и необходимые аспекты мира.

Ну или по меньшей мере эстетически приятные, если они всё же бесполезные и не нужные :)

Декодер сложная и эффективная дорога к коммуникативному экселенсу.

Хех :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account