Previous Entry Share Next Entry
Лингвистические модели (3) Теория фразеологии
И
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/429106.html

Лингвист Анатолий Баранов о типах фразеологизмов, задачах фразеографии и ментальном лексиконе человека
http://postnauka.ru/video/45958?utm_source=%D0%9F%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%9D%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B0&utm_campaign=81c9dce5cc-_17_20154_17_2015&utm_medium=email&utm_term=0_11bdb48d45-81c9dce5cc-72646709

Почему фразеологизмы относятся и к лексике, и к грамматике? Чем идиомы отличаются от коллокаций? В чем состоит основная трудность при создании фразеологического словаря? На эти и другие вопросы отвечает доктор филологических наук Анатолий Баранов.
Фразеология — это одна из стандартных дисциплин, которая обычно изучается в курсе лексикографии русского языка. Но, конечно, это более широкая дисциплина, которая требует отдельного изучения. Фразеология интересна для отечественной науки тем, что это действительно то, что возникло именно на российской почве, а точнее, на советской почве. Иногда говорят, что Россия — это «родина слонов», но оказывается, что в случае фразеологии это действительно так.

Фразеология впервые возникла как отдельная научная дисциплина в СССР в начале 60-х годов XX века. Основателем этой дисциплины, и не без оснований, считается Виктор Владимирович Виноградов. У него было несколько работ, в которых он обосновал в явном виде понятие фразеологизма, дал первую классификацию фразеологизмов и на долгие годы вперед определил основные направления исследования фразеологии. После этого аналогичные дисциплины появились в Европе, в частности в Германии, где влияние советской фразеологии было очень сильно.

В последующем аналогичные дисциплины возникли во Франции, отчасти в Италии. Единственное направление лингвистической мысли, которое более-менее сопротивляется фразеологии, — это англосаксонская лингвистика. Есть, конечно, английский термин phraseology, но используется крайне редко, и в основном в англосаксонской традиции исследуются коллокации — это один из типов фразеологизмов, слабоидиоматичные фразеологизмы.

Фразеология — это промежуточная область между лексикой и грамматикой. Как известно, язык вообще — это соединение лексики и грамматики. Мы используем лексику, какой-то ментальный лексикон, который присутствует в сознании человека, который представлен в виде словарей, потому что именно словари описывают лексикон. С другой стороны, есть правила использования слов, которые есть у нас в ментальном лексиконе, для того чтобы в речи получались правильные высказывания, чтобы мы друг друга понимали. Именно это обеспечивает грамматика. Поэтому грубо можно сказать, что язык — это лексикон плюс грамматика.

Все единицы более-менее распределены по этим двум сферам, но фразеологизмы оказываются в промежутке. С одной стороны, фразеологизмы — это принадлежность лексикона. Потому что какие-нибудь выражения типа «бежать сломя голову», «цыплят по осени считают», «бить баклуши», «поезд ушел» и тому подобные воспроизводятся каждый раз в речи как единые единицы, то есть они хранятся, скорее всего, в сознании человека в сфере лексикона. Но в то же время это не отдельные слова, это словосочетания. То есть по многим своим свойствам эти формы должны изучаться в сфере грамматики, в синтаксисе. И поэтому оказывается, что это сфера динамичная и сфера пограничная между грамматикой и лексикой.

Это важно при исследовании фразеологии, потому что мы обнаруживаем в фразеологизмах разные особенности синтаксического характера. У слова нет внутреннего синтаксиса. Есть, конечно, морфемы, которые соединяются друг с другом, но все-таки синтаксиса у слова нет. А у фразеологизма синтаксис есть, потому что это априори словосочетание.


К фразеологизмам относят сочетания слов, в которых есть какая-то нерегулярность значения и которые воспроизводятся в речи как единая единица.


Собственно говоря, три компонента, которые выделяют фразеологизм среди свободных словосочетаний и отличают фразеологизм от обычных слов русского языка и других языков.

Получается, что это пограничная сфера. Она очень и очень динамична, потому что фразеологизмы очень быстро меняются. Но некоторые остаются практически навсегда. Скажем, выражение «сойти с ума» — это, конечно, фразеологизм, и он фиксирован, и его аналога нет, потому что какие-нибудь выражения типа «рехнуться», «подвинуться» — они все скорее жаргонные, а в литературной норме это именно «сойти с ума».

В зависимости от степени нестандарта, степени спаянности слов, которые входят в фразеологизм, выделяют различные типы фразеологизмов. Во-первых, это идиомы. Это центральная часть фразеологической системы. Это высокоидиоматизированные выражения, которые априори образуются по нерегулярным правилам. К числу таких форм относятся как раз «бежать сломя голову», «работать засучив рукава» и так далее.

Кроме того, есть и другие типы фразеологизмов, в которых слова менее идиоматичные, то есть более регулярные, чем в идиомах, которые являются центром фразеологической системы. К ним относятся, например, коллокации — слова, в которых одно слово употреблено в прямом значении, а второе слово переосмыслено, в отличие от идиом, где первое, второе, третье слово переосмыслено — в фразеологизме может быть и больше двух слов. Например, «поставить вопрос»: слово «вопрос» употреблено в прямом значении, а «поставить» — в несколько переосмысленном, потому что выбор именно этого глагола идиоматичен, нестандартен.

Например, «принять решение»: «решение» — это прямое значение, а «принять» — это глагол, который использован идиоматично. И это видно по другим языкам, потому что в других языках для этого используется другой глагол. Скажем, по-немецки говорят eine Entscheidung treffen, то есть «встретить решение», или eine Entscheidung ergreifen, то есть «схватить решение», а по-английски to make a decision, то есть «сделать решение». В разных языках выбираются разные глаголы. В этом проявляется идиоматичность и словарность этой формы. Мы должны все коллокации запоминать.

Есть не только глагольные коллокации, но и именные. Например, «зерно истины», и здесь слово «истина» употреблено в прямом значении, а «зерно» — в переносном. Коллокаций в языке очень много, огромное количество, и они описаны много хуже, чем идиомы.

К числу фразеологизмов относятся и другие типы, которые даже не изучаются фразеологами, — такой парадокс. Например, пословицы и поговорки — это, безусловно, часть фразеологической системы, но при этом они изучаются в отдельной науке, которая называется паремиология. И ученые, которые исследуют пословицы, не являются фразеологами, они себя не считают фразеологами, хотя, безусловно, все считают, что пословицы — это часть фразеологической системы. Это парадокс, очень характерный для науки. Например, лингвистика — это часть семиотики, но специалисты по семиотике не относят себя к лингвистам, а лингвисты не относят себя к специалистам в области семиотики. Это связано, конечно, с историей развития науки.

Фразеография — это дисциплина внутри фразеологии, которая занимается созданием фразеологических словарей. Создать фразеологический словарь очень трудно, потому что, в отличие от обычной лексики, которую можно легко набрать, достаточно представительный состав лексики можно набрать на весьма ограниченном объеме текста — скажем, на миллионе словоупотреблений можно набрать весь активный словарь языка, — для фразеологизмов это в полной мере не выполняется. Это сделать очень трудно, потому что кроме фразеологизмов типа «сойти с ума», которые свойственны всем говорящим, есть специфические фразеологизмы, которые используются только отдельными людьми.


Исследования показывают, что разные люди фразеологичны в разной степени.


Некоторые очень активно используют фразеологизмы, а некоторые их чураются, редко используют, хотя при этом они могут быть очень хорошими, стилистически образованными демиургами языка. Например, Улицкая — прекрасный автор с очень хорошей стилистикой, но при этом она весьма редко использует фразеологизмы, в отличие, например, от Искандера, или братьев Стругацких, или Пелевина, который использует фразеологизмы очень широко.

Найти все фразеологизмы, которые актуальны для данного состояния языка, очень трудно, потому что надо исследовать огромное количество текстов. Одна из базовых проблем создания фразеологического словаря — это сбор словника. Сейчас есть достаточно полные словари, которые действительно представляют русский язык, фразеологию русского языка. Это словарь-тезаурус русской фразеологии, одним из редакторов которого был я и который создавался в Институте русского языка Академии наук. Это словарь Лубенской. Он, правда, русско-английский, но он очень большой, очень полный по словнику, и туда вошли современные фразеологизмы.

Возвращаясь к проблемам фразеологии, которые еще не решены, в первую очередь нужно отметить проблемы, связанные с исследованием коллокаций. Идиомы — это центральная часть фразеологической системы, но если идиом в русском языке около 6–7 тысяч, то коллокаций порядка 100–120 тысяч. Огромный массив лексики, который очень плохо описан, который трудно описывать и который пока плохо представлен в имеющихся словарях. Между тем знание коллокаций абсолютно необходимо для носителей языка и для тех, кто изучает русский язык, потому что надо знать соответствующие формы, что нужно «ставить вопрос», а не «кидать вопрос», например. Это очень существенная проблема.

Есть ряд проблем научного характера. В частности, до сих пор не ясно, как все-таки хранятся фразеологизмы в ментальном лексиконе человека. Есть разные психолингвистические эксперименты, некоторые показывают, что действительно хранятся как отдельные слова, а некоторые показывают, что нет, порождаются каждый раз в речевой деятельности человека. И тогда это ставит под сомнение выделение класса фразеологизмов как такового для научного исследования. Нужно искать какие-то еще параметры, признаки, которые выделяют этот класс, потому что признак, что хранится как отдельная лексическая единица, пока что является одним из самых важных при выделении фразеологизмов.

Еще одна сфера, плохо пока изученная, — это сфера фразеологии в отношении синтаксиса. Разные фразеологизмы по-разному ведут себя при синтаксических преобразованиях. Некоторые, например, свободно пропускают отрицания, а некоторые нет. Скажем, выражение «не бери в голову» без отрицания вообще не используется: нельзя сказать «возьми в голову» или «я возьму в голову», обычно говорят «не бери в голову». А какие-то формы типа «бежать сломя голову» — вполне можно сказать «не беги сломя голову». Это абсолютно нормальное пропускание отрицания.

Эта область живая, очень интересная, заниматься ею, конечно, очень приятно и весьма перспективно.

Анатолий Баранов
доктор филологических наук, заведующий отделом экспериментальной лексикографии Института русского языка им. Виноградова РАН


  • 1
Почему фразеологизмы относятся и к лексике, и к грамматике? Чем идиомы отличаются от коллокаций? В чем состоит основная трудность при создании фразеологического словаря? На эти и другие вопросы отвечает доктор филологических наук Анатолий Баранов.

Коллокация (лингвистика)
Коллокацией называется словосочетание, имеющее признаки синтаксически и семантически целостной единицы, в котором выбор одного из компонентов осуществляется по смыслу, а выбор второго зависит от выбора первого (например, ставить условия — выбор глагола ставить определяется традицией и зависит от существительного условия, при слове предложение будет другой глагол — вносить).

К коллокациям также обычно причисляют составные топонимы, антропонимы и другие часто совместно употребляемые именования (например, крейсер «Аврора», завод имени Кирова).

Другое наименование того же явления — устойчивые, или фразеологические словосочетания, N-граммы.
Свойства

В отличие от идиом (подложить свинью, темна вода в облацех и т. п.) коллокации широко распространены, без них невозможно говорить по-русски.

Слово, которое сохраняет свое значение, называется ключевым, или свободным компонентом: слово влияние в оказывать влияние, слово смысл в сочетании глубокий смысл. Свободный компонент порождается по обычным правилам порождения речи: подбирается по значению в зависимости от выражаемого смысла.

Слово, выбор которого определяется традицией, зависит от ключевого компонента и должен храниться в памяти (в словаре), называется несвободным компонентом. Для того, чтобы выбрать правильный глагол при слове влияние, необходимо не только представлять, какой смысл нужно выразить (смысл «делать»), но и помнить (или узнать из словаря), что это глагол оказывать, а не делать, не производить, не создавать.

Большая часть коллокаций выражает ограниченное количество стандартных смыслов, названных в модели «Смысл — Текст» лексическими функциями: оказывать влияние — это функция Oper, глубокое потрясение — Magn и т. п.

Классификация коллокаций

Классификация коллокаций

Коллокации по синтаксически главному слову делятся на:

глагольные (оказать влияние, внести изменения, идет дождь);
именные (высокая температура, рост влияния).

Коллокации также могут классифицироваться в зависимости от функционального стиля, в котором они употребляются. Большинство коллокаций — книжные: научные (вести исследования), официально-деловые (выносить приговор), газетно-публицистические (энтузиазм охватил). Но есть и разговорные (нести ерунду, молоть чушь).

По лексическому составу коллокации делятся на :

Несоставные
Незаменяемые
Неизменяемые

У несоставных коллокаций смысл полностью отличается от ее составных частей. Это, как правило, идиомы и идиоматические выражения. Например, дать дуба, наставить рога и пр.

Незаменяемые коллокации не допускают синонимическую замену одного слова другим. В этот класс входят устойчивые обороты и метафоры. Например, белое вино нельзя заменить на прозрачное вино или желтое вино и пр.

Неизменяемые коллокации содержат жесткие связи между словами, не разрешающие их изменять с помощью дополнительной лексики или замены грамматической функции. Например, сердце в пятки не заменить на сердце в пятку, а (ходить) вокруг да около — на (ходить) вокруг дома да около.

Еще одна классификация коллокаций — на разрывные и неразрывные. В разрывные коллокации могут попадать второстепенные слова (жизнь кипит и жизнь его кипит, жизнь его постоянно кипит и пр.).
Методы

Коллокации выявляются при лексическом анализе текста. Статистические методы, отмечающие частоту совместного употребления, могут помочь их обнаружить в весьма малой степени. Некоторые статистические методы получения коллокаций:

Частотные методы (обычно используются с частеречевым фильтром — POS фильтр)[1].
Подсчет среднего значения и дисперсии (для поиска разрывных коллокаций)[2].
C-value — показывает устойчивость коллокаций[3].
Методы, основанные на теореме Байеса.
Т-критерий (или критерий Стьюдента)[4].
Критерий Хи-квадрат[5].
Метод отношения правдоподобия[6].
Взаимная информация (MI & PMI)[7][8].


Примечания

↑ John S. Justeson, Slava M. Katz. (1995). «Technical terminology: some linguistic properties and an algorithm for identification in text.». Natural Language Engineering 1: 9-27.
↑ Frank Smadja (1993). «Retrieving collocations from text: Xtract.». Computational Linguistics 19: 143-177.
↑ Hirosi Nakagawa (2001). «Corpus-based extension of a terminological semantic lexicon.». In Recent Advances in Computational Terminology. John Benjamins,: 327–351.
↑ Kenneth Ward Church and Patrick Hanks. Word association norms, mutual information and lexicography. (PDF) 76-83 (1989). Архивировано из первоисточника 22 июля 2012.
↑ Kenneth W. Church and A. Gale. William (1991). «Concordances for parallel text.» (PS). In Proceedings of the Seventh Annual Conference of the UW Centre for the New OED and Text Research, Oxford: 40-62.
↑ Fred J.Damerau (1993). «Generating and evaluating domain-oriented multi-word terms from texts.». Information Processing & Management 29: 433-447.
↑ Kenneth Church, Gale William , Patrick Hanks, and Donald Hindle (1991). «Using statistics in lexical analysis.». In Uri Zernik (ed.), Lexical Acquisition: Exploiting On-Line Resources to Build a Lexicon, Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum.: 115-164.
↑ Robert M. Fano (1961). «Transmission of information; a statistical theory of communications.». New York: MIT Press..

Литература

В. В. Виноградов Русский язык. — М.: 1947.
Регинина К. В., Тюрина Г. П., Широкова Л. И. Устойчивые сочетания русского языка. — М.: 1978
И. А. Мельчук Опыт теории лингвистических моделей «Смысл — Текст». — М: 1976.
Фразеологический подфонд машинного фонда русского языка. — М.: 1990.
Е. Г. Борисова Коллокации. Что это такое и как их изучать? — М.: 1996.
Е. Г. Борисова Слово в тексте. Словарь коллокаций (устойчивых сочетаний) русского языка. — М.: 1996

Ссылки

Перевод на русский язык 5-й части книги К. Меннинга и Г. Шютце «Основы статистической обработки естественного языка», где рассказывается о различных видах коллокаций и методах их получения и оценки.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%28%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0%29

Ментальный лексикон взаимодействует с грамматикой ат

В последующем аналогичные дисциплины возникли во Франции, отчасти в Италии. Единственное направление лингвистической мысли, которое более-менее сопротивляется фразеологии, — это англосаксонская лингвистика. Есть, конечно, английский термин phraseology, но используется крайне редко, и в основном в англосаксонской традиции исследуются коллокации — это один из типов фразеологизмов, слабоидиоматичные фразеологизмы.

Ну, тогда нас очень интересуют:

--слабоидиоматичные ф.
--среднеидиоматичные ф.
--сильноидиоматичные ф.
Фразеология — это промежуточная область между лексикой и грамматикой. Как известно, язык вообще — это соединение лексики и грамматики. Мы используем лексику, какой-то ментальный лексикон, который присутствует в сознании человека, который представлен в виде словарей, потому что именно словари описывают лексикон. С другой стороны, есть правила использования слов, которые есть у нас в ментальном лексиконе, для того чтобы в речи получались правильные высказывания, чтобы мы друг друга понимали. Именно это обеспечивает грамматика. Поэтому грубо можно сказать, что язык — это лексикон плюс грамматика.

А ментальный лексикон как взаимодействует с грамматикой?

Например:

-- м. лексикон взаимодействует с грамматикой типично
или
--ментальный лексикон взаимодействует с грамматикой атипично

...полследнее было бы чрезвычайно важным фактом.

Загадки слова не было и нет. Есть спящее сознание.

Все единицы более-менее распределены по этим двум сферам, но фразеологизмы оказываются в промежутке. С одной стороны, фразеологизмы — это принадлежность лексикона. Потому что какие-нибудь выражения типа «бежать сломя голову», «цыплят по осени считают», «бить баклуши», «поезд ушел» и тому подобные воспроизводятся каждый раз в речи как единые единицы, то есть они хранятся, скорее всего, в сознании человека в сфере лексикона. Но в то же время это не отдельные слова, это словосочетания. То есть по многим своим свойствам эти формы должны изучаться в сфере грамматики, в синтаксисе. И поэтому оказывается, что это сфера динамичная и сфера пограничная между грамматикой и лексикой.

куча лингвистический ссылок
http://metanymous.livejournal.com/90643.html


Загадки слова не было и нет. Есть спящее сознание.
http://nnvashkevich.narod.ru/
Николай Николаевич Вашкевич (11.12.1945) - военный переводчик, выпускник Военного института иностранных языков. В 1960-1980-е годы - преподаватель кафедры ближневосточных языков ВИИЯ.
В 1969 году в качестве военного переводчика находился в командировке в Йемене, в 1975 году был командирован в Египет. В конце 1980-х годов преподавал русский язык в Салах-эд-Динском военном колледже (Йемен).
Ныне на пенсии. Полковник запаса, кандидат филологических наук. Гражданская специальность - радиотехника, телемеханика и автоматика.
http://www.koob.ru/vashkevich/

Re: Загадки слова не было и нет. Есть спящее сознание.

Симия. Прояснение смысла слов, поступков, явлений
Симия - это наука о сокрытых значениях слов, управляющих физической реальностью. Она изучает причинные связи между знаками и вещным миром. Эту науку можно было бы назвать смысловой логикой, поскольку логика - это наука о связях, а среди прочих связей наша логика выделяет причинные связи, в то время как явленные мотивы и причины и есть смысл.
Так случилось, что цикл наук, так или иначе связанных со словом, последние десятилетия прошлого века был посвящен открытому глумлению над смыслом, особенно над здравым. К настоящему времени абсурдизм занял ведущие позиции не только в искусстве и науке, но и во всех сферах человеческой деятельности. Наступило время реабилитировать здравый смысл.
Материал предлагаемого учебника частично опробован в деле. Опубликованы книги. Автор прочитал свой курс в ряде вузов страны. Надо признаться, не всеми он был понят и принят. В некоторых случаях содержание лекций вызывало даже агрессивное отторжение. Трудности восприятия связаны, однако, не со сложностью материала - он доступен даже для детей ясельного возраста, - а с особенностями восприятия современного человека, сформированного физико-математическим мировоззрением, навязанным системой образования.
http://www.koob.ru/vashkevich/simiya


Системные языки мозга
Язык не только и не столько средство общения, сколько кибернетическое устройство, управляющее Бытием, в том числе и человеком. Люди, общаясь друг с другом, за счет интеллектуальной речевой активности снабжают ноополе, являющееся аналогом Интернета, морфологическими языковыми структурами, которые управляют жизнью на земле.
Подобно материальной плазме, состоящей из водорода и гелия, ноополе состоит из двух этнических языков, арабского и русского. Они же являются системными языками мозга. Через эти языки раскрываются все тайны слова, смыслы священных книг, все мифы, обряды, все загадки поведения как человека, так и животных. `Вначале было слово` - не метафора.
http://www.koob.ru/vashkevich/sistemnie_yaziki_mozga


За семью печатями
Книга книга раскрывает многие тайны человечества, такие как происхождение языка и письменности, таинство Святой Троицы, таинство Помазания, другие библейские символы в том числе Семь Печатей и Число Зверя.
Читатель узнает из этой книги, что русской государственности семь с половиной тысяч лет, а древнеегипетская письменность происходит из русской азбуки, что первый перевод Священного Писания был сделан русскими, а русская фразеология и библейские символы зашифрованы одним кодом.
http://www.koob.ru/vashkevich/za_semyu_pechatyami


Разгадка Ноева ковчега
Если Ноев ковчег существовал в действительности, найти его ос­татки все равно нет никакой надежды.
За пять тысяч лет дерево превратилось в труху. А если даже и уцелело, то установить его принадлежность к легендарному ковчегу вряд ли удастся. Но я хочу обратить внимание читателей на другое. Все признают, что библейские тексты представляют собой многократный перевод. Поэтому, прежде чем снаряжать дорогостоящие экспедиции, необходимо разобраться с текстами.
Начинать поиски ковчега следует с филологического анализа библейских текстов, тем более что они содержат множество еще не разгаданных загадок.
http://www.koob.ru/vashkevich/razgadka_noeva_kovchega


Абракадабры
Русский язык, пожалуй, как никакой другой, чрезвычайно богат так называемыми непереводимыми выражениями. В языкознании они называются идиомами. Слова, их составляющие, значат одно, а общий смысл, который как бы должен складываться из этих слов, совсем другой.
Так, в выражении вот где собака зарыта, понятное дело, речь идет не о зарытой собаке, а о чем-то другом. Понимание общего смысла у русских людей не вызывает затруднений. Все знают, что данным выражением имеют в виду причину явления, мотив поступка. Остается вопрос, какое отношение имеет собака к подразумеваемому смыслу?
http://www.koob.ru/vashkevich/abrakadabri



Edited at 2015-04-22 02:34 pm (UTC)

Re: Загадки слова не было и нет. Есть спящее сознание.

Между богом и дьяволом. Универсальный семантический код. — 1-е изд. — М.: «Белые альвы», 2008. — 512 с. — 3 000 экз. — ISBN 978-5-91464-004-7.
http://nnvashkevich.narod.ru/kng/BOG_i_DJABOL/mbdoglavl.html
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B0%D1%88%D0%BA%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Вашкевич Н. Н. РАЗБОРКИ АКАДЕМИКОВ
http://nnvashkevich.narod.ru/TEXTS/RECENZ/zlz.htm

  • 1
?

Log in

No account? Create an account