?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Языкоиды (30) Структурализм в литературоведении
Red Tailed Hawk
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/469335.html

Безымянный

https://www.facebook.com/inga.velitchko/posts/10152915740448613

«СТРУКТУРАЛИЗМ В ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИИ»!
https://yadi.sk/i/AtuwTbd_gMxaG
К OCHOBAHИЮ МОДЕЛИРУЮЩЕЙ ПОЭТИКИ*
* Настоящая статья представляет собой текст доклада, зачи­танного на Международной летней семиотической школе в Иматре (Финляндия) 10 июня 1995.
М. ЛОТМАН 37
https://yadi.sk/i/kZG6IGAlgMxav


  • 1

5. Анаграмма.

5. Анаграмма. Здесь связь означаемого и означающего еще более очевидна. Хотя ясно, что анаграммы предста­вляют собой двуплановые образования, при описании их этот факт, как правило, не учитывается. Если в означа­ющем рассматривается способ представления анаграммируемого комплекса в тексте, то в означаемом рассматри­вается только его значение, в то время как конфигурация означающего в расчет не принимается.

Выделяются две трактовки понятия анаграммы. Пер­вая, более строгая и более традиционная, состоит в том, что анаграмма есть разделение и перестановка звуков или букв анаграммируемого слова. Например, из вопро­са, заданного Понтием Пилатом Иисусу Христу: quid est Veritas? — что есть истина? путем перестановки букв был выведен ответ: est vir qui adest — муж здесь стоящий.

Иными словами, под анаграммой понимается переста­новка над некоторым осмысленным кортежем, также удо­влетворяющая критерию осмысленности. Возможность заведомо произвольных интерпретаций здесь очевидна.

Любопытно, что на это указывал еще Свифт в своих «Путешествиях Гулливера». Более либеральная трактовка анаграмм содержится в записках Соссюра и пользуется после их публикации сравнительно широкой популярно­стью. В отличие от строгой трактовки, она допускает как неоднократное вхождение составляющих анаграммируе­мого комплекса, так и такие отрезки в тексте, которым вообще нет соответствия в анаграммируемом выражении, в результате чего одно слово может анаграммироваться в сравнительно большом тексте или отрезке текста.

Очевид­но, что при либеральном подходе опасность произвольной трактовки гораздо выше, чем при строгом. Поскольку, однако, анаграммы с такого рода звуковой организаци­ей представляют наиболее интересный и важный случай, мы считаем необходимым сформулировать альтернативный подход. В основе этого подхода лежит параллельное обследование структур означаемого и означающего.

Мы исходим из того, что большинство анаграмм, не носящих нарочито искусственного характера, основаны на параллельном «распылении» анаграммируемого сигна­ла в означаемом и в означающем; компоненты его значе­ния предстают в тексте в разобщенном виде совершенно аналогично тому, как это происходит в означающем с компонентами звучания.

Наиболее простой и наглядной является в этом смысле структура многих загадок. Как из­вестно, в означаемом загадки могут быть приведены как будто бы иррелевантные признаки загадываемого объек­та, совершенно недостаточные для однозначного ответа. В них анаграммирование является важным, если не един­ственным «ключом» к отгадке. Например: Нет ни окон, ни дверей, пОсРЕдине — АРХиРЕй. Разгадка — ОРЕХ.

Весьма показательна в этом смысле роль имен соб­ственных, вводимых в текст загадки. Они вообще не имеют сигнификата и поэтому с точки зрения логической структуры загадки вообще не нужны, но именно на них ложится основная анаграмматическая нагрузка: Узелок, КуЗЬМА, развязать нельзя (ЗАМОК); Лежит Егор под межой, покрыт зеленой фатой (ОГУРЕЦ); Стоит Фекла, глаза мокры (ОКНА);

Смысл предлагаемого подхода заключается в том, что анаграмма определяется как пилотирующая структура, од­новременно управляющая развертыванием как означаемо­го текста, так и его означающего. В загадке анаграммируемое слово является, одновременно, ее разгадкой. Особен­но продуктивным такой метод оказывается при анализе поэтических текстов.


  • 1