?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Подсознание (11) Вербальное бессознательное
бессознательное
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/479500.html

Языковое мышление и вербальное бессознательное: перспективы исследования. С. Ю. Бородай (тезисы доклада)
https://vk.com/numinosum

Теория «вербального бессознательного» развивается автором данного доклада в ряде исследований, посвященных проблеме взаимоотношения языка и мышления . Эта теория представляет собой попытку объяснить, накопленные в 1990-2000-е гг. экспериментальные факты когнитивной науки и смежных с ней областей, таких как психолингвистика, когнитивная лингвистика и когнитивная антропология. Основная идея состоит в том, что полученные результаты, свидетельствующие о различиях в когнитивных стилях у носителей разных языков, следует объяснять не столько реструктуризацией когниции, сколько действующим в онлайн-режиме механизмом «структурирования» перцептивного материала. Таким механизмом является лингвоспецифичная внутренняя речь, сформированная (как это показано Выготским и его последователями) в результате интериоризации внешней речи. Структурирование перцептивного опыта происходит в соответствии с паттернами конкретного языка, при этом оно 1) не требует полного развертывания внутренней речи; 2) осуществляется на нескольких уровнях сразу; 3) не поддается полной фиксации с помощью интроспекции. Фактически, мы имеем дело с многослойным потоком имплицитных вербализаций, для которого и принято обозначение «вербального бессознательного».

Вербальное бессознательное



  • 1
1. При рождении ребенок имеет когнитивность, работающую на основе базовых систем. Язык на этой стадии является для ребенка чем-то внешним, поэтому его можно представить в социальном измерении как набор конвенциональных символов для передачи культурного знания. В процессе онтогенеза происходит усвоение языка, что сопровождается трансформацией когниции. Новая когнитивная архитектура, формируемая с полной интериоризацией эгоцентрической речи, то есть примерно к 7 годам, содержит как вербальный, так и невербальный компонент. Вербальный компонент предполагает активацию языковых репрезентаций. Он получает наиболее адекватное выражение в процессе общения, то есть во время порождения речи или обработки языка, однако он также существует в форме внутренней речи, выступающей посредствующим звеном для эксплицитной вербальности. На всех этих уровнях вербализации имеют вид – полный или редуцированный – данного конкретного языка, поэтому они несут на себе печать оригинальной организации значимых элементов. Их активация ведет к лингвоспецифичной модуляции перцепции, моторики и других систем невербальной когнитивности.

2. Мыслительный процесс – это динамическое взаимодействие ментальной модели (образного компонента) и имплицитных вербализаций. Ментальная модель и имплицитные вербализации реализуются на основе общего механизма: имагинативной субституции реального восприятия. Имплицитные вербализации как бы перманентно модулируют, искажают ментальную модель. Поскольку ментальная модель – как и вся область симуляционного – разделяет нейронный субстрат с реальным восприятием, то образы, активированные в ментальной модели, посредством обратной связи воздействуют на сенсомоторные системы.

3. Многие фоновые процессы содержат вербальный компонент: арифметический счет, чтение, перевод иностранных текстов, запоминание слов, рисунков и ассоциаций, решение логических задач, воспроизведение материала и даже просто распознавание объектов предполагает внутреннюю вербализацию, и это, в частности, отражается в повышении мускульной активности. Предположительно, это достигается на основе редуцированной формы внутренней речи, которая активируется автоматически и мгновенно.

4. Имплицитные вербализации связаны с языком данного сообщества, и они наследуют семантическую организацию языка. Именно по этой причине для выяснения роли языка в когниции важно исследовать конкретный риторический стиль, или конвенциональный способ говорения (fashion of speaking), а не абстрактную грамматическую структуру; воздействие определенного семантического или формального компонента будет тем выше, чем чаще он встречается в реальной речи, а значит – и во внутренней речи. И напротив, наличие некой экзотичной граммемы, почти не использующейся в реальной речи, будет предполагать ее низкую релевантность для когнитивности.


  • 1