?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Образование -обучение (7) «ɹvоƍɐvqноǝ ƍʎɓʎmǝǝ оƍdɐεоʚɐниʁ»
brain
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/531643.html

Профессор Павел Лукша рассказал «Таким делам» о том, каким будет образование в середине XXI века и какие «навыки будущего» нам надо осваивать уже сейчас
https://takiedela.ru/2017/09/khoroshiy-chelovek-stanet-professiey/

Павел Лукша, руководитель международной инициативы «Глобальное будущее образования», профессор практики центра развития образования Школы управления «Сколково»:

Первый вопрос, который нужно себе задать: а зачем меняться образованию? И ответить на этот вопрос нельзя, если мы не спросим себя, в какой мир мы идем.

Мир «Опаньки!»

Представьте себе, как выглядел завод в XIX веке и как в XXI. Или транспортная система. Или банк. Мы увидим огромные различия. Единственное пространство, которое в XXI веке выглядит так же, как в XIX, это школа. Класс, где дети сидят перед учителем рядами и изучают предметы по программам, которые в основе своей тоже созданы в XIX веке. Очевидно, что эта модель устарела. Но как она должна меняться?

Павел ЛукшаФото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Сейчас мы наблюдаем и предполагаем, что общее количество изменений в мире ближайшего будущего — технологических, политических, социальных — будет настолько велико, что понять, к чему нам готовить нынешних первоклассников, мы просто не можем. А значит, первое, что мы должны сказать себе: ребята, нам нужно готовить человека так, чтобы он максимально вариативно мог среагировать на вызовы в изменяющемся мире.

По-английски этот изменчивый непредсказуемый мир называется VUCA (volatility, uncertainty, complexity и ambiguity). А по-русски мы его называем «опаньки». Это не расшифровка аббревиатуры, а ее суть. В середине XXI века с людьми будет происходить непрерывное «опаньки». Так каким должен быть человек, чтобы справиться, например, с известием, что его сферы деятельности больше нет, что ее заменили роботы? Или что произошли такие политические изменения, что его страны больше не существует, это, кстати, случилось со всеми нами в начале 90-х, когда мы вдруг оказались в другой стране и вынуждены были стремительно приспосабливаться к изменившимся условиям. Ситуация «опаньки» применима к любому месту в мире. Нельзя сказать: «Я сейчас уеду в Канаду или Новую Зеландию, и там этого никогда не будет». Будет где угодно.



  • 1

Биология нас к этому не готовила

Что еще мы понимаем про наш грядущий неопределенный мир? Что он будет сложный и технологически насыщенный. Нейросети, машинное обучение, множество процессов можно будет автоматизировать. А раз людям предстоит работать в технологически насыщенном мире, они должны понимать научные, инженерные, математические основания, уметь поставить задачу программе, технологической среде, роботам и т. д. То есть программирование станет: а) базовой грамотностью и б) скорее всего, не будет особенно отличаться от того, как мы общаемся между собой.

А теперь представьте себе мир, в котором живет большое количество предпринимателей всех возрастов, постоянно рождающих новые идеи, меняющих свои карьерные траектории, использующих самого разного рода сложную технику, взаимодействующих между собой в таком мегаполисе, как Москва, Питер или Лондон. Это общество имеет одну общую характеристику: оно сложнее, чем то, в котором жили наши предки в начале XX века, и заведомо сложнее того, к чему человек «привык» за тысячелетия. Это общество, к которому биология нас не готовила. К этому нас готовят культура и образование.

Водитель таксиФото: Per Gosche/www.flickr.com

А как же тогда, спросите вы, быть с навыком, который дает человеку возможность зарабатывать деньги? Возьмем хоть старых таксистов, которые в голове держали карту города, знали лучшие маршруты и т. д. Выясняется, что уже сейчас ту же самую задачу может выполнять человек, который только приехал в город, с помощью навигатора. То есть идея, что существует компетенция, которая гарантированно кормит человека в течение жизни, заканчивается. То же самое может произойти практически с любой профессией. А значит: 1) человек должен постоянно обновлять свой тип деятельности; 2) в этом сложном неопределенном мире выигрывают те, кто способен, сбившись в группу, внутри создать комфортное пространство для взаимной поддержки. Во внешнюю среду эта группа будет инвестировать некоторую коллективную компетенцию. Один будет в поле не воин. При прочих равных выиграют не отдельные профессионалы, а сообщество, становящееся пространством совместного развития, обновления, занимающееся чем-то, что людям нравится, соответствует их образу жизни и т. д. И они, очевидно, выиграют у корпораций, потому что корпорация дает силу коллективного действия, но не дает осмысленности, соответствия образу жизни. Эти новые «сообщества практик» выиграют и в сравнении с корпорацией, и в сравнении с отдельным профессионалом, будь то хирург, дантист, художник. Соответственно, идея номер два в этом мире заключается в том, что кроме того что вы должны постоянно быть готовыми к личным изменениям, вы еще должны уметь сотрудничать, находить общие смыслы, создавать среду, сообщество.


  • 1