?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Образование -обучение (7) «ɹvоƍɐvqноǝ ƍʎɓʎmǝǝ оƍdɐεоʚɐниʁ»
brain
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/531643.html

Профессор Павел Лукша рассказал «Таким делам» о том, каким будет образование в середине XXI века и какие «навыки будущего» нам надо осваивать уже сейчас
https://takiedela.ru/2017/09/khoroshiy-chelovek-stanet-professiey/

Павел Лукша, руководитель международной инициативы «Глобальное будущее образования», профессор практики центра развития образования Школы управления «Сколково»:

Первый вопрос, который нужно себе задать: а зачем меняться образованию? И ответить на этот вопрос нельзя, если мы не спросим себя, в какой мир мы идем.

Мир «Опаньки!»

Представьте себе, как выглядел завод в XIX веке и как в XXI. Или транспортная система. Или банк. Мы увидим огромные различия. Единственное пространство, которое в XXI веке выглядит так же, как в XIX, это школа. Класс, где дети сидят перед учителем рядами и изучают предметы по программам, которые в основе своей тоже созданы в XIX веке. Очевидно, что эта модель устарела. Но как она должна меняться?

Павел ЛукшаФото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Сейчас мы наблюдаем и предполагаем, что общее количество изменений в мире ближайшего будущего — технологических, политических, социальных — будет настолько велико, что понять, к чему нам готовить нынешних первоклассников, мы просто не можем. А значит, первое, что мы должны сказать себе: ребята, нам нужно готовить человека так, чтобы он максимально вариативно мог среагировать на вызовы в изменяющемся мире.

По-английски этот изменчивый непредсказуемый мир называется VUCA (volatility, uncertainty, complexity и ambiguity). А по-русски мы его называем «опаньки». Это не расшифровка аббревиатуры, а ее суть. В середине XXI века с людьми будет происходить непрерывное «опаньки». Так каким должен быть человек, чтобы справиться, например, с известием, что его сферы деятельности больше нет, что ее заменили роботы? Или что произошли такие политические изменения, что его страны больше не существует, это, кстати, случилось со всеми нами в начале 90-х, когда мы вдруг оказались в другой стране и вынуждены были стремительно приспосабливаться к изменившимся условиям. Ситуация «опаньки» применима к любому месту в мире. Нельзя сказать: «Я сейчас уеду в Канаду или Новую Зеландию, и там этого никогда не будет». Будет где угодно.



  • 1

«Садовник» — лидер новой эпохи

Например, ясно, что в ситуации «один в поле не воин» люди, которые обладают компетенциями сотрудничества, диалога, в том числе миротворчества, то есть способностью работать в режиме неконфликтных продуктивных ситуаций, выигрывают у тех, кто этой способности не имеет. У них появится стратегическое преимущество. Раньше говорили, «хороший человек не профессия». Теперь «хороший человек» становится профессией, если он является мотором этого самого сообщества, создает в нем правильную эмоциональную атмосферу. Племя готово будет делиться с ним разными ресурсами — деньгами, властью, чем угодно — ради того чтобы он поддерживал жизнеспособность содружества. И те, кто умеет создавать вокруг себя такие ячейки, создают новый мир.

И это не лидеры в привычном смысле. Лидер феодального общества — рыцарь с мечом, способный отрубить всем врагам головы и заставить подданных исполнять свою волю. Лидер новой реальности — человек, который, может быть, стоит на заднем плане, не вылезает вперед. Но он таким образом организует пространство, что все вокруг него выходят в максимально продуктивный режим жизни. Им в кайф, им интересно, они занимаются любимым делом и получают за это достойный энергетический ресурс. Они чувствуют, что в их взаимодействии рождается процесс творчества, живая энергия и т. д. Такого рода животворное сообщество кто-то должен запускать, создавать. Это своего рода садовники.


  • 1