?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Образование -обучение (7) «ɹvоƍɐvqноǝ ƍʎɓʎmǝǝ оƍdɐεоʚɐниʁ»
brain
metanymous wrote in metapractice
http://metapractice.livejournal.com/531643.html

Профессор Павел Лукша рассказал «Таким делам» о том, каким будет образование в середине XXI века и какие «навыки будущего» нам надо осваивать уже сейчас
https://takiedela.ru/2017/09/khoroshiy-chelovek-stanet-professiey/

Павел Лукша, руководитель международной инициативы «Глобальное будущее образования», профессор практики центра развития образования Школы управления «Сколково»:

Первый вопрос, который нужно себе задать: а зачем меняться образованию? И ответить на этот вопрос нельзя, если мы не спросим себя, в какой мир мы идем.

Мир «Опаньки!»

Представьте себе, как выглядел завод в XIX веке и как в XXI. Или транспортная система. Или банк. Мы увидим огромные различия. Единственное пространство, которое в XXI веке выглядит так же, как в XIX, это школа. Класс, где дети сидят перед учителем рядами и изучают предметы по программам, которые в основе своей тоже созданы в XIX веке. Очевидно, что эта модель устарела. Но как она должна меняться?

Павел ЛукшаФото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Сейчас мы наблюдаем и предполагаем, что общее количество изменений в мире ближайшего будущего — технологических, политических, социальных — будет настолько велико, что понять, к чему нам готовить нынешних первоклассников, мы просто не можем. А значит, первое, что мы должны сказать себе: ребята, нам нужно готовить человека так, чтобы он максимально вариативно мог среагировать на вызовы в изменяющемся мире.

По-английски этот изменчивый непредсказуемый мир называется VUCA (volatility, uncertainty, complexity и ambiguity). А по-русски мы его называем «опаньки». Это не расшифровка аббревиатуры, а ее суть. В середине XXI века с людьми будет происходить непрерывное «опаньки». Так каким должен быть человек, чтобы справиться, например, с известием, что его сферы деятельности больше нет, что ее заменили роботы? Или что произошли такие политические изменения, что его страны больше не существует, это, кстати, случилось со всеми нами в начале 90-х, когда мы вдруг оказались в другой стране и вынуждены были стремительно приспосабливаться к изменившимся условиям. Ситуация «опаньки» применима к любому месту в мире. Нельзя сказать: «Я сейчас уеду в Канаду или Новую Зеландию, и там этого никогда не будет». Будет где угодно.



  • 1
«Одна из главных вещей, которая будет “пересобираться” в течение XXI века, — это политическое устройство стран»

Переход от простого к сложному связан с тем, что в простых ситуациях один лидер может своим умом, сознанием или телом нащупать правильный способ действия в одиночку. В сложных системах компетенций одного человека не хватает, чтобы их почувствовать, пропустить через себя и найти правильное решение. 70 лет назад кибернетик Уильям Росс Эшби описал это как закон необходимого разнообразия. Системы, которыми управляют, и системы, которые управляют, по сложности должны соответствовать друг другу. Это общий принцип, по которому работают все системы управления во всех сферах, будь то управление мозгом, телом или управление муравейником, которое матка осуществляет с помощью феромонов, или то, как лес самокоординируется.

Полицентричность лидерства — неизбежное следствие в мире, состоящем из сообществ. Лидеры не смогут управлять на прежних основаниях, они должны составлять своего рода советы племен, договариваться об общих смыслах. По идее именно для этого был придуман интернет, а не для того, чтобы котиков постить или порно смотреть. В 50—60 годы ХХ века люди придумали его как среду, в которой они порождают коллективное знание, максимально эффективно распределяя свои познавательные способности.

Лидеры стран на саммите G20

Регуляторные системы вроде политики или финансов в течение ближайших десятилетий ожидает серьезный пересмотр. Возможно, элиты этого не захотят. И это самое печальное, потому что, например, конец феодальной эпохи в Европе, как известно, 30-летняя война, была самой разрушительной войной того периода. Но она расчистила пространство для нового общества. Есть риск, что глобальные элиты воспримут новую ситуацию как угрозу себе. Не захотят меняться, и точка: «У нас есть ресурсы, нас устраивают нынешние структуры экономики, нас устраивает, как работает общество». Следствием может стать большая война, в которой либо общество перезагрузится, либо человечество будет уничтожено, что является возможным сценарием для XXI века.

Но есть надежда, что современные элиты все же окажутся умнее своих предшественников. В конце концов, мы зачем-то накапливали знания. Они могут сказать: «Ребят, слушайте, если мы не начнем меняться, то нас просто снесет волна трансформации». Это хороший сценарий.

Именно поэтому мы в «Глобальном будущем образования» для себя определяем главную задачу — создание наднациональных гражданских способов кооперации между людьми. Мы начинаем простраивать параллельные системы нервной ткани глобального общества, которые помогут преодолеть кризис мирным путем. Это слишком мощное цивилизационное движение, оно не зависит от выборов конкретных лидеров. В наших силах только управлять потоком реки, мы не можем заставить ее остановиться. Или можем, но с катастрофическими последствиями. Наша задача в том, чтобы река не снесла все то, что уже есть.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!


  • 1