?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Работа с первоисточниками11
metanymous wrote in metapractice
http://community.livejournal.com/metapractice/55627.html


Now, we don't know what Virginia Satir really does with families. However, we can describe her behavior in such a way that we can come to any one of you and say "Here. Take this. Do these things in this sequence. Practice until it becomes a systematic part of your unconscious behavior, and you will end up being able to elicit the same responses that Virginia elicits." We do not test the description we arrive at for accuracy, or how it fits with neurological data, or statistics about what should be going on. All we do in order to understand whether our description is an adequate model for what we are doing is to find out whether it works or not: are you able to exhibit effectively in your behavior the same patterns that Virginia exhibits in hers, and get the same results? We will be making statements up here which may have no relationship to the "truth," to what's "really going on." We do know, however, that the model that we have made up of her behavior has been effective. After being exposed to it and practicing the patterns and the descriptions that we have offered, people's behavior changes in ways that make them effective in the same way that Satir is, yet each person's style is unique. If you learn to speak French, you will still express yourself in your own way.

Сейчас, мы не знаем что Вирджиния Сатир действительно делает с семьями. Однако, мы можем описать ее поведение таким путем, что мы можем прийти к кому-нибудь одному из вас и сказать: «Вот (букв. пер. – здесь, в этом месте). Возьми это. Делай эти вещи в этой последовательности. Практикуйся пока это станет систематической частью вашего подсознательного поведения, и вы достигнете (букв. пер. – окончите) способность получать такие же ответы, которые получает Вирджиния». Мы не проверяем описание, которое мы привели, на точность, или как это соответствует нейрологическим данным, или статистике о том, что должно происходить. Все что мы делаем для того (б.п. «по порядку»), чтобы понять есть ли наше описание адекватная модель того, что мы делаем, - это узнаем (б.п. «ищем вовне») работают ли они или нет: способны ли вы эффективно демонстрировать в своем поведении те же паттерны, которые Вирджиния демонстрирует в своем, и получать те же результаты? Мы будем делать утверждения здесь, которые могут не иметь отношения к «истине», к тому, что «действительно происходит». Мы знаем, однако, что модель ее поведения, которую мы создали, была эффективна. После ее опробывания, и практикования паттернов и описаний, которые мы предложили, человеческое поведение изменяется путями, которые делают его эффективным в тех же направлениях, что и поведение Сатир, однако стиль каждого человека уникальный. Если вы учитесь разговаривать по-французски, вы будете все же выражать себя вашим собственным путем.

You can use your consciousness to decide to gain a certain skill which you think would be useful in the context of your professional and personal work. Using our models you can practice that skill. Having practiced that consciously for some period of time you can allow that skill to function unconsciously. You all had to consciously practice all the skills involved in driving a car. Now you can drive a long distance and not be conscious of any of it, unless there's some unique situation that requires your attention.

Вы можете использовать ваше сознание, чтобы решить приобрести определенное умение, которое, как вы думаете, будет полезным в контексте вашей профессиональной и индивидуальной работы. Используя наши модели, вы можете практиковаться этому умению. Практикуя это сознательно некоторый период времени, вы можете позволить этому умению функционировать подсознательно. Вы все сознательно практиковали все умения, задействованные в вождении машины. Теперь вы можете вести длинную дистанцию и не быть осознанным ни в каком из них, кроме какой-то исключительной ситуации, которая требует вашего внимания.

One of the systematic things that Erickson and Satir and a lot of other effective therapists do is to notice unconsciously how the person they are talking to thinks, and make use of that information in lots and lots of different ways. For example, if I'm a client of Virginia's I might go:
"Well, man, Virginia, you know I just ah ... boy! Things have been, they've been heavy, you know. Just, you know, my wife was... my wife was run over by a snail and... you know, I've got four kids and two of them are gangsters and I think maybe I did something wrong but I just can't get a grasp on what it was,"


Одна из систематических вещей, которые Эриксон и Сатир и много других эффективных терапевтов делают, это замечают подсознательно, как человек, с которым они разговаривают, думает, и использовать ту информацию множеством и множеством различных путей. Например, если я клиент Вирджинии, я могу пойти:

«Хорошо, человек, Вирджиния, вы знаете я правильный/точный …человек! Вещи были, они были тяжелыми, вы знаете. Сейчас/в настоящий момент моя жена была (run over by a snail (?)) и … вы знаете, я стал обладателем четырех детей и два из них бандиты и я думаю может быть я сделал что-то неправильно, но я точно не могу понять/уловить что это было,»

I don't know if you've ever had the opportunity to watch Virginia operate, but she operates very, very nicely. What she does is very magical, even though I believe that magic has a structure and is available to all of you. One of the things that she would do in her response would be to join this client in his model of the world by responding in somewhat the following way:
"I understand that you feel certain weight upon you, and these kinds of feelings that you have in your body aren't what you want for yourself as a human being. You have different kinds of hopes for this."


Я не знаю, имели ли вы возможность смотреть за работой Вирджинии, но она работает очень, очень красиво. Что она делает – очень волшебно, даже хотя я уверен что волшебство/магия имеет структуру и доступна для всех вас. Одна из вещей, которую она будет делать в своем реагировании – это присоединиться к этому клиенту в его модели мира ответом чем-то вроде следующего типа:

«Я понимаю что вы чувствуете некий груз на себе, и эти чувства которые у вас в теле – не то что вы хотели бы для себя как человеческое существо. У вас другие типы надежд относительно этого».

It doesn't really matter what she says, as long as she uses the same kinds of words and tonal patterns. If the same client were to go to another therapist, the dialogue might go like this:

"Well, you know, things feel real heavy in my life, Dr. Handler. You know, it's just like I can’t handle it, you know ..."
"I can see that, Mr. Grinder."

"I feel like I did something wrong with my children and I don't know what it is. And I thought maybe you could help me grasp it, you know?"
"Sure. I see what it is you're talking about. Let's focus in on one particular dimension. Try to give me your particular perspective. Tell me how it is that you see your situation right now."

"Well, you know, I just... I'm... I just feel like I can’t get a grasp on reality."
"I can see that. What's important to me—colorful as your description is—what's important to me is that we see eye to eye about where it is down the road that we shall travel together."

"I'm trying to tell you that my life has got a lot of rough edges, you know. And I'm trying to find a way...."
"It looks all broken up from... from your description, at any rate. The colors aren't all that nice."


Не имеет значения что она говорит, до тех пор пока она использует те же типы слов и тональные паттерны. Если бы тот же клиент пошел к другому терапевту, диалог мог бы пойти вроде этого:

«Хорошо, вы знаете, вещи ощущаются реально тяжелыми в моей жизни, доктор Хэндлер (handler – дрессировщик, укротитель). Вы знаете, похоже типа я не могу справиться с этим, вы знаете…»
«Я могу увидеть это, мистер Гриндер.»

«Я чувствую как будто я сделал что-то неправильно с моими детьми и я не знаю что это. И я подумал, может быть вы можете помочь мне ухватить это, вы знаете?»
«Конечно. Я вижу, что это о чем вы говорите. Давайте сфокусируемся на одном частном/особенном измерении. Постарайтесь дать мне вашу особенную перспективу. Скажите мне, как вы видите вашу ситуацию прямо сейчас.»

«Хорошо, вы знаете, я просто….Я…Я просто чувствую вроде что я не могу ухватить реальность.»
"Я могу увидеть это. Что важно для меня – в вашем красочном описании – что важно для меня, так это чтобы мы видели едиными глазами где же внизу та дорога, по которой мы собираемся путешествовать вместе."

«Я пытаюсь сказать вам, что моя жизнь полна острых краев, вы знаете. И я пытаюсь найти путь…»
«Это все выглядит сломанным/разрушенным…по вашему описанию, во всяком случае. Все ваши цвета совсем не прекрасны.»

While you sit here and laugh, we can't even get as exaggerated as what we've heard in "real life." We spent a lot of time going around to mental health clinics and sitting in on professional communicators. It's very depressing. And what we noticed is that many therapists mismatch in the same way that we just demonstrated.
We come from California and the whole world out there is run by electronics firms. We have a lot of people who are called "engineers," and engineers typically at a certain point have to go to therapy. It's a rule, I don't know why, but they come in and they usually all say the same thing, they go:
"Well, I could see for a long time how, you know, I was really climbing up and becoming successful and then suddenly, you know, when I began to get towards the top, I just looked around and my life looked empty. Can you see that? I mean, could you see what that would be like for a man of my age?"


Пока вы сидите здесь и смеетесь, мы даже не можем выдать это за преувеличение того, что мы слышали в «реальной жизни». Мы провели много времени, ходя всюду по клиникам психического здоровья и сидя там около профессиональных коммуникаторов. Это очень уныло. И, как мы заметили, многие терапевты не справляются именно таким путем, какой мы вам только что продемонстрировали.
Мы приехали из Калифорнии, и всем вокруг там заправляют электронные фирмы. У нас было много людей, которые называются инженерами, а инженеры обычно в определенный момент нуждаются в проведении терапии. Таково правило, я не знаю почему, но они входят и обычно говорят одни и те же вещи, они начинают:

«Ну/хорошо, я мог смотреть долгое время, как, вы знаете, я действительно поднимался вверх и становился успешным, а потом внезапно, вы знаете, когда я собрался добраться до самой вершины, я просто оглянулся вокруг и моя жизнь показалась мне пустой. Можете ли вы видеть это? Я имею ввиду, можете ли вы видеть/понять, как бы это понравилось мужчине моего возраста?»

"Well, I'm beginning to get a sense of grasping the essence of the kinds of feelings that you have that you want to change."
"Just a minute, because what I want to do is I'm trying to show you my perspective on the whole thing. And, you know—"
"I feel that this is very important."


«Хорошо, у меня начинает появляться чувство, будто я схватываю сущность тех ваших переживаний/чувств, которые вы хотели бы изменить.»
«Подождите минуту, потому что то, что я хочу сделать, я пытаюсь показать вам мое видение всей картины. И, вы знаете, ..»
«Я чувствую, что это очень важно».

"And I know that a lot of people have a lot of troubles, but what I want to do is to give you a really clear idea of what I see the problem is, so that, you know, you can show me, sort of frame by frame, what I need to know in order to find my way out of this difficulty because quite frankly I could get very depressed about this. I mean, can you see how that would be?"

«И я знаю, что многие люди имеют уйму проблем, но то что я хочу сделать, так это дать вам действительно ясную идею того, что я вижу проблемой, так, чтобы, вы знаете, вы могли показать мне, будто кадр за кадром, что мне нужно знать, с целью найти путь из этого затруднения, потому что, если достаточно искренне, я могу впасть в настоящую депрессию по этому поводу. Я имею ввиду (в б.п. mean – жалкий, ничтожный, противный), понимаете/видите ли вы, как это может быть?»

"I feel that this is very important. You have raised certain issues here which I feel that we have to come to grips with. And it's only a question of selecting where we'll grab a handle and begin to work in a comfortable but powerful way upon this."

«Я чувствую, что это очень значимо. Вы подняли здесь некие проблемы/вопросы, с которыми, я чувствую, мы должны прийти в соприкосновение. И это всего лишь вопрос выбора, где именно мы возьмемся/зацепимся и начнем работать над этим в достаточно удобной, но мощной манере.»

"What I'd really like is your point of view."
"Well, I don't want you to avoid any of those feelings. Just go ahead and let them flow up and knock the hell out of the picture that you've got there."
"I... I don't see that this is getting us anywhere."
"I feel that we have hit a rough spot in the relationship. Are you willing to talk about your resistance?"


«Что я по-настоящему хочу, так это вашу точку зрения.»
(б.п.: «Что мне действительно нравится, так это ваша точка зрения»)
«Хорошо, я не хочу, чтобы вы избегали ни одного из этих чувств. Просто идите вперед и позвольте им течь/хлынуть вверх и позволить им разрушить ко всем чертям картинку, которую вы имеете там.»
«Я…я не вижу, чтобы это куда-либо вело нас.»
«Я чувствую, что мы натолкнулись на жесткое место во взаимоотношениях. Вы готовы поговорить о вашем сопротивлении?»

Do you happen to notice any pattern in these dialogues? We watched therapists do this for two or three days, and we noticed that Satir did it the other way around: She matched the client. But most therapists don't.
We have noticed this peculiar trait about human beings. If they find something they can do that doesn't work, they do it again. B. F. Skinner had a group of students who had done a lot of research with rats and mazes. And somebody asked them one day "What is the real difference between a rat and a human being?" Now, behaviorists not being terribly observant, decided that they needed to experiment to find out. They built a huge maze that was scaled up for a human. They took a control group of rats and taught them to run a small maze for cheese. And they took the humans and taught them to run the large maze for five-dollar bills. They didn't notice any really significant difference. There were small variations in the data and at the 95% probability level they discovered some significant difference in the number of trials to criterion or something. The humans were able to learn to run the maze somewhat better, a little bit quicker, than the rats.


Посчастливилось ли вам заметить какой-либо паттерн в этих диалогах? Мы наблюдали, как терапевты делают это в течение двух или трех дней, и мы заметили, что Сэйтер везде выполняла это иным путем: Она присоединялась к клиенту. Но большинство терапевтов этого не делают.
Мы обнаружили одну странную/специфическую особенность в человеческом существовании. Если они находят что-либо, что они могут делать, и что не работает, они делают это снова. У Б.Ф. Скиннера была группа студентов, которые сделали много исследований с крысами и лабиринтами. И кто-то спросил их однажды «В чем реальное различие между крысиной и человеческой жизнями?» Тогда (теперь – б.п.) бихевиористы не были страшно наблюдательными, думая, что они нуждаются в эксперименте, чтобы узнать это. Они построили гигантский лабиринт, который по размеру был приспособлен для людей. Они взяли контрольную группу крыс и научили их бегать по маленькому лабиринту за сыром. И они взяли людей и научили их бегать по большому лабиринту за пятидолларовыми бумажками. Они не заметили какого-либо по-настоящему значимого отличия. Там были мелкие колебания в данных и с уровнем вероятности в 95%, как они обнаружили, некое значительное отличие в числе попыток относительно критерия или что-то в этом роде. Люди были способны научаться бегать по лабиринту в чем-то лучше, чуть-чуть быстрей, чем крысы.

The really interesting statistics came up when they did the extinguishing part. They removed the five-dollar bills and the cheese and after a certain number of trials the rats stopped running the maze.... However, the humans never stopped!... They are still there! ... They break into the labs at night.
One of the operating procedures of most disciplines that allows a field to grow and to continue to develop at a rapid rate is a rule that if what you do doesn't work, do something else. If you are an engineer and you get the rocket all set up, and you push the button and it doesn't lift up, you alter your behavior to find out what you need to do to make certain changes to overcome gravity.


Действительно интересная статистика всплыла, когда они выполнили изъятие. Они удалили пятидолларовые банкноты и сыр и после некоторого числа попыток крысы перестали бегать по лабиринту…Однако, люди никогда не переставали!...Они до сих пор там!...Они вламываются в лаборатории ночью.
Одна из неотъемлемых процедур в большинстве дисциплин, которая позволяет этой области расти и продолжать развиваться, это правило, которое гласит: если то, что вы делаете, не работает, делайте что-либо другое. Если вы инженер, и вы полностью собрали ракету, и вы жмете на кнопку, и ракета не взлетает вверх, вы меняете свое поведение, и находите, что именно вам нужно сделать несколько иначе, чтобы преодолеть гравитацию.

However, in the field of psychotherapy, if you encounter a situation where the rocket doesn't go off, it has a special name; it's called having a "resistant client." You take the fact that what you do doesn't work and you blame it on the client. That relieves you of the responsibility of having to change your behavior. Or if you are slightly more humanistic about it, you "share in the guilt of the failure" or say he "wasn't ready."

Однако, в области (пространстве/среде) психотерапии, если вы сталкиваетесь с ситуацией, в которой ракета не взлетает, это имеет специальное название; это называется иметь «сопротивляющегося клиента». У вас есть факт, что то, что вы делаете, не срабатывает, и вы возлагаете вину в этом на клиента. Это освобождает вас от обязанности менять свое поведение. Или, если вы слегка более человечны по этому поводу, вы «разделяете вину за неудачу» или говорите, что клиент «не был готов».

Another problem is that the field of psychotherapy keeps developing the same things over and over and over again. What Fritz did and what Virginia does has been done before. The concepts that are used in Transactional Analysis (TA)—"redecision" for example—are avail¬able in Freud's work. The interesting thing is that in psychotherapy the knowlege doesn't get transferred.

Другая проблема в том, что в области психотерапии сохраняется открытие/развитие одинаковых вещей снова, и снова, и снова. Что делал Перлз и что делает Вирджиния делалось и прежде. Концепции, которые используются в Трансактном Анализе (ТА) – «изменение решения», к примеру – доступны и в работах Фрейда. Интересная вещь, что в психотерапии знания не передаются.

When humans learned to read and write and to communicate to one another somewhat, that knowledge began to speed up the rate of development. If we teach someone electronics, we train them in all the things that have already been discovered so that they can go on and discover new things.

Когда люди обучаются читать и писать, и несколько коммуницировать с другими людьми, это знание начинает ускорять уровень развития. Если мы обучаем кого-то электронике, мы тренируем/обучаем его всем тем вещам, которые уже были открыты, так что он может идти и открывать новые вещи.