?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Кунсткамера MetaPractice9
wake_ wrote in metapractice
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ КУНСТКАМЕРЫ
1704–1718 гг. Указы Петра I "О приносе родившихся уродов, так же найденных необыкновенных вещей" (Полное собрание законов Российской империи, т. IV, СПб., 1830, №№ 1964, 3159 и др.). Первоначально личные коллекции Петра I и коллекции по анатомии и зоологии хранились в Аптекарской канцелярии

http://www.kunstkamera.ru/history/index.htm

В кунсткамере MetaPractice собираются удивительные нлп-образчики. В кунсткамере MetaPractice нас не интересует авторство, но только удивительная природа процессов, породивших выставленные чудеса.

http://community.livejournal.com/metapractice/59882.html?thread=818922#t818922



http://community.livejournal.com/metapractice/51003.html

http://community.livejournal.com/metapractice/46974.html
http://community.livejournal.com/metapractice/34865.html
http://community.livejournal.com/metapractice/28941.html
http://www.livejournal.com/community/metapractice/21969.html
http://www.livejournal.com/community/metapractice/15651.html
http://www.livejournal.com/community/metapractice/10580.html


Н.Ф. Калина

Основы психоанализа


http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000675/st000.shtml

Работы психоаналитиков своей фундаментальностью напоминали классиков деятельностного подхода — их нужно было чи­тать, конспектировать, обдумывать, а уровни понимания сменяли друг друга примерно также же, как при чтении книг К.А.Абульхановой-Славской или Б.ФЛомова. У М.Эриксона — прямо-таки мессианские замашки, ма­ниакальное самовосхваление, удачно дополняемое еванге­лиями от Дж.Хейли или Д.Зейга; у К.Г.Юнга — хорошо разработанная теория, постоянная рефлексия, а в конце жизни — далекие от позы святого мудреца итоги "Воспо­минаний, сновидений, размышлений".

Самой смешной и печальной была, пожалуй, история с нейро-лингвистическим программированием (НЛП). Да­же и теперь с трудом понимаю (успешно вытеснила), по­чему хвастливые декларации апологетов этого подхода не насторожили меня с самого начала. Как можно было по­верить такому, например, пассажу:

''НЛП — это искусство и наука о личном мастерстве. Ис­кусство, потому что каждый вносит свою уникальную инди­видуальность и стиль в то, что он делает, и это невозможно отразить в словах и технологиях. Наука, потому что существу­ет метод и процесс обнаружения паттернов, используемых выдающимися личностями в любой области для достижения выдающихся результатов. Этот процесс называется моделиро­ванием, и обнаруженные с его помощью паттерны, умения и техники находят все более широкое применение в консульти­ровании, образовании и бизнесе для повышения эффективно­сти коммуникации, индивидуального развития и ускоренного обучения... НЛП показывает вам, как понять и смоделировать ваш собственный успех. Это способ обнаружения и раскры­тия вашей индивидуальной гениальности, способ выявления того лучшего, что есть в вас и в других людях. НЛП — это практическое искусство, позволяющее добиться тех результа­тов, к которым мы искренне стремимся в этом мире. Это — исследование того, что составляет различие между выдаю­щимся и обычным. Оно также оставляет после себя целый ве­ер чрезвычайно эффективных техник в области образования, консультирования, бизнеса и терапии" [48, с. 17-18].

[13]

Это классический образец НЛП-стиля — многочислен­ные обещания, заносчивая уверенность в собственной непогрешимости. Притязания на высокую эффектив­ность — и тут же грубая лесть по поводу "вашей индиви­дуальной гениальности", способ обнаружения и раскры­тия которой почему-то "невозможно отразить в словах и технологиях". Понятно, что восторженные описания не­обычайной легкости, быстроты и блеска, с которым тера­певты упомянутой школы справляются с любыми, даже самыми трудными и сложными проблемами, не оставят равнодушными людей, мечтающих о славе (и деньгах!) харизматического психотерапевта. Адепты НЛП не зря подчеркивают универсальность, новизну и междисципли­нарный характер своих техник, их исключительные воз­можности и всеобъемлющее совершенство в рекламных объявлениях о семинарах и тренингах.

Скорее всего, я клюнула на это направление из-за на­звания. "Нейро-лингвистическое" звучало так солидно. Но уже тогда (в 1994-1995 г.) было очевидно, что столь сильно и грубо подаваемое направление не работает. По­чему? Очень крамольный вопрос. Сначала я рассуждала в рамках тезиса "нет плохих учителей, есть плохие ученики". И выучила лингвистику, после чего стало понятно, что ссылки на Н.Хомского у Д.Гриндера и Г.Бендлера спеку­лятивны, а Ф.де Соссюра, Э.Бенвениста или даже родного Э.Сепира основоположники НЛП не читали. А уж Л.Витгенштейна и не смогли бы, в этом можно поручиться. Лингвистический уровень анализа в НЛП оказался мини­мальным, а предложенные в первом томе "Структуры ма­гии" языковые техники явно не подходили для речевого общения на русском языке, синтаксис, прагматика и дейксис которого сильно отличаются от английского.

Напрасно я пыталась найти в других работах этого на­правления примеры психотерапевтического использова­ния лингвистических идей и техник. Большинство кни­жек состояли из стереотипно повторяющихся описаний разного рода "якорений" и "рефреймингов" и бесконеч­но однообразных стенограмм сеансов, пафос которых не­изменно сводился к финальному "О-о-о, теперь я, кажет-

[14]

ся, о-го-го!" клиента на фоне восторженного молчания группы в сиянии апостольской улыбки терапевта.




Н.Ф. Калина

Основы психоанализа
http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000675/st000.shtml

Работы психоаналитиков своей фундаментальностью напоминали классиков деятельностного подхода — их нужно было чи­тать, конспектировать, обдумывать, а уровни понимания сменяли друг друга примерно также же, как при чтении книг К.А.Абульхановой-Славской или Б.ФЛомова. У М.Эриксона — прямо-таки мессианские замашки, ма­ниакальное самовосхваление, удачно дополняемое еванге­лиями от Дж.Хейли или Д.Зейга; у К.Г.Юнга — хорошо разработанная теория, постоянная рефлексия, а в конце жизни — далекие от позы святого мудреца итоги "Воспо­минаний, сновидений, размышлений".

Самой смешной и печальной была, пожалуй, история с нейро-лингвистическим программированием (НЛП). Да­же и теперь с трудом понимаю (успешно вытеснила), по­чему хвастливые декларации апологетов этого подхода не насторожили меня с самого начала. Как можно было по­верить такому, например, пассажу:

''НЛП — это искусство и наука о личном мастерстве. Ис­кусство, потому что каждый вносит свою уникальную инди­видуальность и стиль в то, что он делает, и это невозможно отразить в словах и технологиях. Наука, потому что существу­ет метод и процесс обнаружения паттернов, используемых выдающимися личностями в любой области для достижения выдающихся результатов. Этот процесс называется моделиро­ванием, и обнаруженные с его помощью паттерны, умения и техники находят все более широкое применение в консульти­ровании, образовании и бизнесе для повышения эффективно­сти коммуникации, индивидуального развития и ускоренного обучения... НЛП показывает вам, как понять и смоделировать ваш собственный успех. Это способ обнаружения и раскры­тия вашей индивидуальной гениальности, способ выявления того лучшего, что есть в вас и в других людях. НЛП — это практическое искусство, позволяющее добиться тех результа­тов, к которым мы искренне стремимся в этом мире. Это — исследование того, что составляет различие между выдаю­щимся и обычным. Оно также оставляет после себя целый ве­ер чрезвычайно эффективных техник в области образования, консультирования, бизнеса и терапии" [48, с. 17-18].
Это классический образец НЛП-стиля — многочислен­ные обещания, заносчивая уверенность в собственной непогрешимости. Притязания на высокую эффектив­ность — и тут же грубая лесть по поводу "вашей индиви­дуальной гениальности", способ обнаружения и раскры­тия которой почему-то "невозможно отразить в словах и технологиях". Понятно, что восторженные описания не­обычайной легкости, быстроты и блеска, с которым тера­певты упомянутой школы справляются с любыми, даже самыми трудными и сложными проблемами, не оставят равнодушными людей, мечтающих о славе (и деньгах!) харизматического психотерапевта. Адепты НЛП не зря подчеркивают универсальность, новизну и междисципли­нарный характер своих техник, их исключительные воз­можности и всеобъемлющее совершенство в рекламных объявлениях о семинарах и тренингах.

Скорее всего, я клюнула на это направление из-за на­звания. "Нейро-лингвистическое" звучало так солидно. Но уже тогда (в 1994-1995 г.) было очевидно, что столь сильно и грубо подаваемое направление не работает. По­чему? Очень крамольный вопрос. Сначала я рассуждала в рамках тезиса "нет плохих учителей, есть плохие ученики". И выучила лингвистику, после чего стало понятно, что ссылки на Н.Хомского у Д.Гриндера и Г.Бендлера спеку­лятивны, а Ф.де Соссюра, Э.Бенвениста или даже родного Э.Сепира основоположники НЛП не читали. А уж Л.Витгенштейна и не смогли бы, в этом можно поручиться. Лингвистический уровень анализа в НЛП оказался мини­мальным, а предложенные в первом томе "Структуры ма­гии" языковые техники явно не подходили для речевого общения на русском языке, синтаксис, прагматика и дейксис которого сильно отличаются от английского.




Напрасно я пыталась найти в других работах этого на­правления примеры психотерапевтического использова­ния лингвистических идей и техник. Большинство кни­жек состояли из стереотипно повторяющихся описаний разного рода "якорений" и "рефреймингов" и бесконеч­но однообразных стенограмм сеансов, пафос которых не­изменно сводился к финальному "О-о-о, теперь я, кажет-

[14]

ся, о-го-го!" клиента на фоне восторженного молчания группы в сиянии апостольской улыбки терапевта.

Последствия своей некритичной доверчивости я изжи­вала года два. Самым лучшим лекарством от НЛП оказа­лись работы психоаналитиков, чьи объяснения помогли понять природу и сущность того, что можно назвать ин­фляцией личности психотерапевта. К.Г.Юнг описал это как процесс формирования мана-личности. Его специ­фика в сфере психотерапевтической практики состоит в следующем: начинающий психотерапевт после несколь­ких явно успешных случаев консультирования (особенно если тому были восторженные свидетели) постепенно убеждает себя в том, что искомая цель мудрого всемогу­щества — в двух шагах. Ошибки и неудачи быстро вытес­няются, что облегчает проективную идентификацию с ка­ким-нибудь хорошо описанным или блестяще подающим себя "мастером НЛП", В глубине души он уже маленький Перлз или неизвестный пока еще Милгон Эриксон.

Терапевт, подверженный инфляции, не склонен заду­мываться над психологическими механизмами оказывае­мого воздействия, результат последнего он приписывает исключительной силе и незаурядности собственной лич­ности. Ответа "потому что я гениальный" в большинстве случаев оказывается вполне достаточно. Как пишет Юнг, "все эти атрибуты исходят, естественно, от наивной проек­ции бессознательного самопознания, которую не совсем по­этично можно выразить примерно так: "Я признаю, что во мне действует некий психический фактор, который са­мым невероятным образом уклоняется от моей сознатель­ной воли... Я чувствую свое бессилие перед таким поло­жением дел, а всего ужаснее, что я в него влюблен, и мне остается только восхищаться им" [98, с.299-300].



В свете юнговских объяснений многое стало понят­ным. В частности и то, почему бездоказательная похваль­ба своими успехами и безудержное самовосхваление (классический пример — откровения Ф.Перлза по пово­ду своей неотразимости) не вызывают неловкости у по­следователей калифорнийских школ. Почему некоторые отечественные психологи, профессионально сформиро-

[15]

вавшиеся в поле достаточно фундаментальной методолого-теоретической традиции научного знания, не устояли перед заманчивыми посулами американских терапевтов-коммивояжеров, а уж доверчивые студенты липли на все эти "мастер-классы" как мухи на мед. "Вряд ли можно запретить кому-нибудь хоть немного восхищаться собой за то, что этот кто-то заглянул дальше, чем другие, и у других есть эта потребность — отыскать где-нибудь героя, которого можно потрогать, совершенного мудреца, вож­дя и отца, фигуру, обладающую несомненным авторите­том" — пишет Юнг в работе "Отношения между Я и бес­сознательным" [98, с. 306].

Может быть, в стенах университета было легче увидеть, что большинство новых видов неаналитической психоте­рапии носят ярко выраженный антиинтеллектуальный характер. Безусловно, немалый вклад в разочарование подходами, призывающими к личностному росту посред­ством повышения аутентичности, доверия чувствам и му­дрости природного "ин-се", внесли встречи с многочис­ленными доверчивыми жертвами этих направлений. Я знаю многих мужчин и женщин, годами якоривших ре­сурсные состояния на семинарах по НЛП и громко воз­глашавших "Я тебя принимаю, хоть и не понимаю (?!)" в гештальт-группах. Научившись выражать свои чувства, прорабатывать эмоциональные травмы движениями глаз (ДПДГ) и распознавать ведущие репрезентативные систе­мы, они не избавились от проблем, их симптомы и фо­бии успешно прогрессировали.

Существенно позже я начала понимать, сколь опасны­ми могут быть бездумно применяемые методы и приемы психологического воздействия. Взять, к примеру, много­численные диссоциативные техники, столь популярные у сторонников калифорнийских школ. Задумывался ли кто-нибудь из них о том, что произойдет, если принуж­дать к диссоциации ("Посадите эту часть своей личности напротив себя и попробуйте с ней поговорить") клиента, У которого именно диссоциативные защиты и примитив­ная изоляция являются основными источниками лично­стных проблем? Попробуйте представить себе ощущения

[16]

внутренне дезорганизованного, беспомощного, испуган­ного человека, идентичность которого рассыпается на ку­ски прямо на терапевтическом сеансе, а многочисленные свидетели стимулируют этот процесс и делают критичес­кие замечания.


Свою лепту в разочарование "американской психоте­рапевтической мечтой" внесли и многочисленные книж­ки — плохо переведенные, неряшливо изданные, безгра­мотные и убогие (ни правильных ссылок, ни точных цитат, ни даже верно транскрибированных имен и фами­лий). Не могу отказать себе в удовольствии процитиро­вать парочку пассажей из книги по НЛП, которая в этом смысле является эталоном5:

"Фобии сами могут обобщаться на другой опыт. Я работал с женщиной, которая была фобиком мостов, где вы можете смотреть через решетку на воду внизу. После делания измене­ния в опыте с мостом она сказала: "Нет, это звук шин на мос­ту, который запускал страх". После этого мы работали со зву­ком, который продуцировал тошноту. Изменение этого ответа на этот звук привело ее назад, к звукам корабельного двигате­ля в открытом море... она слышала звук мотора, блуждающего по морю. Когда это было изменено, этот весь паттерн был ос­вобожден и не было больше ответа на мосты ";

"Большинство людей, когда они в замешательстве от чего-нибудь, собирают больше информации об этом объекте. Это за­гоняет их в замешательство даже больше. Трудность не в том, что они не имеют достаточно информации, а в тал, что они не имеют этой информации организованным способом, который полезный" (курсив мой — Н.К.).

И все это — на одной странице (с. 13), и так до беско­нечности. Что тут скажешь? Одним словом, через не­сколько лет знакомства с калифорнийскими школами стало понятно, что у меня тоже "не было больше ответа на мосты". Они благополучно канули в прошлое.

Повседневная практика заставляла все больше обра­щаться к глубинной психологии. Во-первых, надо было читать лекции, то есть рассказывать о теоретических ос­новах психотерапевтического воздействия. Психоанали­тические положения составляют стройную систему, их

[17]

можно сравнивать, обобщать, расширять, находить про­тиворечия или сходные основания. Среди них можно вы­бирать, даже капризничать (если угодно): "Какой-то этот Эрнст Джонс весь вторичный". А у последователей Перлза или Роджерса среди теоретиков кто вторичный? В ана­литических школах — множество авторов, сочетающих строгую принадлежность к ортодоксальной теории с ори­гинальными собственными идеями, порой жертвующих этой принадлежностью во имя последних — и все-таки остающихся в рамках школы (М.Кляйн, М.Балинт, Д.У.Фэйрберн). Что у представителей калифорнийских школ? Что составило бы содержание университетской лекции под названием "Развитие теории и практики НЛП в последнем десятилетии XX века"?



Во-вторых, размышляя об итогах практической деятель­ности, я понимала, что по-настоящему работает только анализ. Если он сочетается с другими формами терапевти­ческой работы, или вплетен в них отдельными элемента­ми, то эти другие формы и способы действуют лучше. Не­избежные вопросы студентов: "А что, защиты, которые в психоанализе и те, что по Перлзу, одинаковые?" здорово приелись. Стала очевидной необходимость предложить им самим проверить, откуда что взялось. То есть дать специ­альную исследовательскую работу на данную тему.

Вывод ликующего дипломника гласил: впервые защи­ты (само понятие, их виды и механизмы) выделены, опи­саны и проанализированы в психоанализе, а гештальт-терапия акцентировала внимание лишь на нескольких из них (проекция, симбиоз и т.п.). Дальнейшая стратегия работы с последствиями защит в обеих школах сильно различается, однако трудно представить себе, что осозна­ние, проработка и изживание защитного поведения могут быть настолько же успешными при кратковременной групповой работе, как и в длительном индивидуальном анализе. Диплом активно читали следующие поколения. Студенты на собственном опыте учились отделять эф­фективную терапию от эффектной.

Используя психоаналитическую теорию, методы и приемы аналитической работы в своей практике, я очень

[18]

скоро столкнулась с серьезным противоречием: можно ли сочетать групповую и краткосрочную форму терапии с ее аналитическим содержанием? Практика свидетельствова­ла, что можно, даже необходимо. При этом теоретичес­кие предписания психоанализа нарушались.

Знакомство с подходами, объединяемыми названием "психодинамическая психотерапия", избавило от некото­рых сомнений, хотя и не от всех. Богатство и своеобра­зие современной психоаналитически ориентированной терапии, тонкие разграничения ее видов и форм, пока­занных при работе с различными категориями клиентов (пациентов), обширный перечень теоретических трудов, обобщающих опыт работы с самыми разными проблема­ми — все это помогало лучше сориентироваться в про­цессе выбора собственного пути. В конечном итоге я осо­знала, что могу попытаться описать свой метод работы как вполне устойчивый индивидуальный стиль психоте­рапевтической деятельности. Нашлось и подходящее на­звание — терапевтический анализ.

Что такое "школа НЛП"

http://www.nlpforum.ru/viewtopic.php?p=92581#92581

Я бы разделил тренерскую школу и, собственно, продукты.

Очень разумная мысль. Исходный пост вообще определяет "школу" только, как способ преподавания. Школу стоит определить:
--как способ преподавания а) манера подачи материала ведущими тренерами школы б) стиль книг и т.п.
--содержание продуктов
--и, самое главное, применение/проявление навыков в жизни

Например, на мой взгляд, Пьюселик ближе по предлагаемому продукту к Гриндеровской школе, но преподает весьма живенько

Манера преподавания есть. Продуктов нет. В жизни проявляется в форме "воспоминаний о прохождении семинара".

И по продуктам. О "дигитальном" продукте с четкими пошаговыми инструкциями написать проще. Сколько у нас книг по DHE вышло? А по "Гриндеровскому" НЛП? И вопрос не в том, что бяка Бендлер не хочет выпускать DHE из своих цепких лапок Просто ЭТО не опишешь так, чтобы другой научился. Обучение практически только при личном контакте (то есть на семинарах).

Бендлеровские книги не имеют специальной дигитальной "разметки", но написаны они так, что ежели кому не лень дигитальную разметку обозначить может всякий. А как только обозначит - тут ему и DHE в руки. Это и есть "школа" по Бандлеру.

Во-вторых, я бы поаккуратней делил школы. Скорее тогда уж
1. Дилтсовская (сильно структурная)


Структурная на уровне семинаров и книг, но вполне интуитивная в жизненном проявлении сформированных навыков.

2. Гриндеровская (я имею в виду Новый Код и т.д.)

Ежели иметь ввиду новый-новый код, то с ним вообще непонятно. Он же прописан в первую очередь для моделирования. Кто нибудь может указать на модели, сделанные с помощью именно этого нового кода? Моделируют в основном управление собственными состояними.

3. Бендлеровская (сильно бессознательная)
4. Эриксоновский Гипноз - не совсем школа НЛП, но ...


Абсолютно идентичны. За тонкой "бессознательной" упаковкой разве не приведены только заголовки названий соответствующей дигитальной разметки. Т.е. всегда есть сверх четкая структура. Но только не приведены ее НАЗВАНИЯ. Выполнение работы по такой разметке является полном приобщенем к школе на уровне осознанного знания продуктов, ну а с подсознательного жизненного применения соответствующих навыков и у ME, и у RB все начинается.

Если построить этакую шкалу, на одном конце которой максимум осознания - а на другом максимум бессознания , вот между ними все они и поместятся. Как тренерская школа, так и продукт.

На обоих концах шкалы максимум структурности, но на одном структурность выведена на сознательных уровень, а на другом - полностью представлена на уровне ПРЕДСОЗНАНИЯ.

И тут будет вылезать разница между методами обучения и продуктом: вполне структурным вещам можно обучать максимально бессознательно, а творчеству, трансу и т.д. - достаточно структурно.

И тут будет вылезать разница в полунезавершенности полученного обучения в непосредственном жизненном применении:

--в одном случае требуется объемная САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ работа по переведению дигитальных структур в изощренные автоматические/подсознательные навыки. Что требует времени и обычно не реализуется. Именно полунезавершенность переведения полученных знаний в навыки порождает мифологические размышления о "дигитальных" школах. Но школа это не только семинар. Семинар есть малая часть школы.

-- в другом случае требуется объемная САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ работа по переведению дигитальных структур, которые скрыты в бессознательных навыках (и неразмеченных текстах, которые в этом случае представляются в достаточном количестве для экономиии времени/усилий), в сферу явного осознания. Мера же дигитальности в этом случае выбирается произвольно по вкусу (мозгам) адепта школы. Дигитальность может быть "в три пункта", а может быть и посложнее - материал последнее позволяет.

Re: Что такое "школа НЛП"

Просто каждый из "великих" создает школу под свое понимание НЛП, то есть под свою личную модель. У Дилтса она вся такая структурненькая - и НЛП у него такое.

Просто Дилтс структурно расписывает то, что потом необходимо превратить в систематические подсознательные навыки.

Бендлер хочет быть великим революционером - и "разрушим до основания и заменим на хорошенькую штучку".

Бандлер программирует на подсознательном уровне систематические навыки и приглашает к их последующему самостоятельному осмыслению.

Гриндер пытается совместить духовность и реальность (ну у него внутренний конфликт наверно такой) и у него свой личный Новый Код.

Со времен старого-нового кода DG занят превращением нейро-лигвистического программирования в одно только нейро-программирование тщательным вымарыванием его лингвистической компоненты.

Холл изобрел классную игрушку и с ней носится - и у него куда ни плюнь, одни мета-состояния.

Потому это детские игры а не школа.

Вобщем, почти то же самое, что в психологии вообще - каждый норовит создать направление под себя. Только в пределах нашего маленького городка.


"Поле НЛП на самом деле вовсе «полем» не является, а гораздо больше похоже на джунгли с разбросанными тут и там крохотными полянками, на которых кто-то пытается возделывать землю, защищать свою делянку и собирать урожай". Стив Андреас
http://metanymous.livejournal.com/53986.html

А как у кого-то только идет зацикливание на одном тренере, так эта модель НЛП становится очередной догмой. То есть выбор идет чисто по привлекательности тренера, а не продукта.

А как только идет зацикливание на "тренерстве" или на продуктовой схоластике, то за бортом остается самое главное - полный завершенный жизненный навык владения НЛП, который состоит из разнообразия его интуитивного применения и при необходимости осознанного понимания что и как делать.


Пора выставлять часть своих убеждений про НЛП в кунсткамеру!

Убеждение1: Если у человека проблема - то ее надо метамоделировать.
А потом применять технику. Два этапа. Во время метамоделирования принято быть скучным и нудным и не сохранять раппорт :)

Реально сделать глубокий копок метамоделированием нелегко - бывает Чарли негативно реагируют на слишком глубокую распаковку опыта.

Вариант1: Вытащить мелкую часть проблемы, попутно окультурить ее хорошими пресуппозициями и проработать только часть. Например - зацепиться за первое негативное слово и предложить его позитивный синоним и обосновать, что так будет лучше. То есть сеем позитив на далеких подступах.

Вариант2: все таки стоит вытаскивать метамоделированием не просто часть проблемы, а постоянно при вытаскивании провоцировать клиента на активность...то есть даже на стадии метамоделирования - клиент это не просто база данных. При метамоделировании можно
- сеять просто позитивные пресуппозиции
- сеять пресуппозиции связывающие клиента и технику....то есть добиваться согласия делать непривычные и новые действия...если он хочет заявленных изменений...это вроде того, что ДГ просил делать в грехах отцов - чтоб бессознательное участвовало - вот я к этому, только с сознательно стороны, подхожу. Да/нет сигнал здесь = это просто проверка на конгруэтность.

Вариант3 - Не метамоделировать: дать общую в пару слов оценку с четким невербальным отношением - поговорку, например. Или вообще пропустить мимо ушей. Или дать неверную интерпретацию - в общем, вроде Фарелли.


Убеждение2: на стадии метамоделирования почти недоступны области сознания, которые содержат полезные данные для интерпретаций - теории, эксперименты, наблюдения.
с одной стороны - хорошо, с другой - нет простора для полезных догадок.


Пора выставлять часть своих убеждений про НЛП в кунсткамеру!
Убеждение1: Если у человека проблема - то ее надо метамоделировать.

Ну потому что ты уж так заботлив о человеке, но потому что ты заботишься О СЕБЕ!

А потом применять технику.
Не обязательно. Правомочно одно моделирование, которое в финале адресует Чарли к поиску решений его проблемы.

Два этапа. Во время метамоделирования принято быть скучным и нудным и не сохранять раппорт :)
Этого не надо. Так делают большинство современных нелперов от скудоумия. Метамоделирование в жизни должно и может быть изящно, изощренно и совершенно незаметно на посторонний взгляд.

Реально сделать глубокий поток метамоделированием нелегко - бывает Чарли негативно реагируют на слишком глубокую распаковку опыта.
Это не правда.

Вариант1: Вытащить мелкую часть проблемы, попутно окультурить ее хорошими пресуппозициями и проработать только часть.
Конечно - менять масштаб.

Например - зацепиться за первое негативное слово и предложить его позитивный синоним и обосновать, что так будет лучше. То есть сеем позитив на далеких подступах.
Угм.

Вариант2: все таки стоит вытаскивать метамоделированием не просто часть проблемы, а постоянно при вытаскивании провоцировать клиента на активность... то есть даже на стадии метамоделирования - клиент это не просто база данных.
Да.

При метамоделировании можно
- сеять просто позитивные пресуппозиции

Да.

- сеять пресуппозиции связывающие клиента и технику....
http://metanymous.livejournal.com/55532.html

то есть добиваться согласия делать непривычные и новые действия...
Да, вариабельность поведения. Тебе/Себе:
Затем мы вводим себя в состояние, которое называем «аптайм», в котором находимся всецело в своем сенсорном опыте и вовсе не имеем сознания.
Мы не осознаем наших внутренних чувств, картин, голосов – ничего внутреннего.
В таком состоянии я нахожусь в своем сенсорном опыте, связанном с вами, и слежу за вашими реакциями, и продолжаю менять свое поведение до тех пор пока не получу от вас нужную реакцию.
http://lib.ru/NLP/book1.txt


если он хочет заявленных изменений...это вроде того, что ДГ просил делать в грехах отцов - чтоб бессознательное участвовало - вот я к этому, только с сознательно стороны, подхожу.
И правильно делаешь, ибо бессознательное участие Чарли обеспечивается сознательными и бессознательными действиями Боба/Алисы.

Да/нет сигнал здесь = это просто проверка на конгруэтность.
Да.

Вариант3 - Не метамоделировать: дать общую в пару слов оценку с четким невербальным отношением - поговорку, например. Или вообще пропустить мимо ушей. Или дать неверную интерпретацию - в общем, вроде Фарелли.
Да.

Убеждение2: на стадии метамоделирования почти недоступны области сознания, которые содержат полезные данные для интерпретаций - теории, эксперименты, наблюдения.
Это не понял.

с одной стороны - хорошо, с другой - нет простора для полезных догадок.
Не понял.

Странник (Терентий Смирнов). "Алмаз сознания".
ОБОРОТНАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ: ОБОРОТЕНЬ СОЗНАНИЯ -- ОКОНЧАНИЕ
http://bogopas.livejournal.com/60773.html